Я там мед пиво пил по усам текло

По усам текло, да в рот не попало (значение фразеологизма) — об упущенной возможности.

— «По усам текло, да в рот не попало».

Пословица указана в Толковом словаре Д. Н. Ушакова, 1935 – 1940 к слову «усы».

Пословица «По усам текло, да в рот не попало» образовалась, как сокращение, от более полной ее версии (раздел — «Присказки», «Пословицы русского народа» (1853 г.) В.И. Даля):

— «Я сам там был, мед и пиво пил, по усам текло, в рот не попало, на душе пьяно и сытно стало».

Медом на Руси называли не только мед, в нашем нынешнем понимании. Медом называли безалкогольный напиток, который варился из воды, с добавлением трав и меда (что-то вроде сбитня, но холодного).

«Униженные и оскорбленные» — Маслобоев рассказывает как князь обманул дочь богатого человека:

«Ну-с, она и воротилась в Краков. Отец-то не принял, проклял, она умерла, а князь перекрестился от радости. Я там был, мед пил, по усам текло, а в рот не попало, дали мне шлык, а я в подворотню шмыг. «

«И что ж! оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, что он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало

«Свои собаки грызутся, чужая не приставай» (1861 г.), явл. 4:

«Красавина (садится). Была и мед пила, по усам текло, а в рот не попало

«Лес» (1870 г.) — два актера приехали к богатой родственнице одного из них. Им удалось взять у купца, обманувшего их родственницу 1000 рублей (тогда это большие деньги). Актер отдал эти деньги родственнице. Второй актер сказал «по усам текло, а в рот не попало«, жалея, что они не присвоили эти деньги.

«Сказка о Иване Молодом сержанте Удалой голове, без роду, без племени, спроста без прозвища» (1857 г.):

«И я и сват Демьян там были, куму Соломониду дома забыли, мед и пиво пили, по усам текло, в рот не попадало, – кто сказку мою дослушал, с тем поделюсь, кто нет – тому ни капли!»

Конёк-горбунок (1834 г.), ч. 3, последние строки произведения:

«Во дворце же пир горой:
Вина льются там рекой,
За дубовыми столами
Пьют бояре со князьями.
Сердцу любо! Я там был,
Мёд, вино и пиво пил;
По усам хоть и бежало,
В рот ни капли не попало.
«

«Там ступа с Бабою Ягой
Идет, бредет сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русской дух. там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.»

«День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.»

«Тут ее тоска взяла,
И царица умерла.
Лишь ее похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мед, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.»

«Свадьбу сыграли; я там был, там мед я и пиво Пил; по усам текло, да в рот не попало. И всё тут.»

Спящая царевна (1831 г.) — последние строки сказки:

«Что ж осталось досказать?
Свадьба, пир, и я там был
И вино на свадьбе пил;
По усам вино бежало,
В рот же капли не попало.
«

источник

Часто в конце сказки можно увидеть выражение «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Многие писатели пользовались этой фразой для завершения своих произведений. Эти фразы можно встретить у Н. Островский, в произведении В. Даля «Хлебные дельцы. Картины русского быта». Этот прием часто попадается в произведениях А.С. Пушкина, например, в «Сказке о Кузьме Остолопе» — «Я там был; мед, пиво пил — и усы лишь обмочил». Не отстает от вышеупомянутых писателей и П.П. Ершов. Так в конце знаменитой сказки «Конек-горбунок» он использует подобную фразу. Данная фраза в чем-то перекликается с греческим выражением которое означает «Губы обмачивает, но не небо «.

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

Часто в конце сказки можно увидеть выражение «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Многие писатели пользовались этой фразой для завершения своих произведений. Эти фразы можно встретить у Н. Островский, в произведении В. Даля «Хлебные дельцы. Картины русского быта». Этот прием часто попадается в произведениях А.С. Пушкина, например, в «Сказке о Кузьме Остолопе» — «Я там был; мед, пиво пил — и усы лишь обмочил». Не отстает от вышеупомянутых писателей и П.П. Ершов. Так в конце знаменитой сказки «Конек-горбунок» он использует подобную фразу. Данная фраза в чем-то перекликается с греческим выражением которое означает «Губы обмачивает, но не небо «.

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

Употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Славяне, а еще раньше скифы для получения спиртных напитков использовали березовый сок. Позднее сок был вытеснен питейным медом и пивом. В те давние времена возник известный рефрен русских народных сказок: «И я там был. Мед, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало» .
В дохристианскую эпоху на Руси алкоголь употреблялся главным образом на народных и княжеских пирах, игрищах, тризнах, или в корчме, как правило, при обильной трапезе. В то время основным сырьем для производства алкоголя был мед, и поэтому традиционные хмельные напитки – медовуха, пиво, брага, а с Х века – виноградное вино, были слабо-градусные.
До середины XVI века, заплатив «бражную пошлину» на солод, хмель и мед, каждый варил хмельное питье (5-8°) для себя сам, сколько нужно было для обихода.

Если присказка и зачин: «В некотором царстве, в тридесятом государстве. » вводят слушателя в мир сказки, то его же нужно вывести оттуда в реальность по окончании сказки! Для этого и служит концовка про пир на весь мир, где и я был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

Сказка уводит, развязывая и окрыляя воображение, а потом приводит назад, заканчивая или обрывая это изобразительно-вообразительное пьянство концовкою: «Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало» А бывает и еще выразительнее и протрезвительнее, даже с выталкиванием: «На том пиру и я был, мед-вино пил, по усам текло, да в рот не попало; тут меня угощали; отняли лоханку от быка, да налили молока; потом дали калача, в ту ж лоханку помоча. Я не пил, не ел, вздумал утираться; со мной стали драться. Я надел колпак, стали в шею толкать. » (Афан. , II, 78).
А это значит: сказка кончена; протрезвляйтесь, добрые люди, от вашего мечтательного пьянства; все равно ни я, ни вы взаправду пьяны не были: только по усам текло, в рот-то ведь не попало. Идет жизненная проза с ее разочарованиями и выгонит всех нас с нашего сказочного пира

«Я там был. » — это связующее звено между двумя мирами и возвращение в мир несказочный. Кроме того, это и намёк на угощение за мастерски рассказанную сказку.

Это выражение автора показывает, что к тому, что сказано надо относится по-трезвому, т. е. вдумчево, серьезно .

К контексте этого выражения высказывались и другие писатели, например «Лес» Н. Островского — «Были деньги, да взять не успели: по усам текло, да в рот не попало. «.
У Даля в «Хлебные дельцы. Картины русского быта» написано «. Тутъ.. . не удалось, дом не такой, нельзя было настаивать очень.. . только что.. . нам по усамъ текло, а в ротъ не попало».

У Пушкина таких присказок не мало. Например, «Сказка о Кузьме Остолопе» заканчивается словами «Я тамъ был; медъ, пиво пилъ — и усы лишь обмочилъ». У Ершова в его знаменитом «Конеке Горбунке» также есть:
Сердцу любо! Я тамъ былъ
Медъ, вино и пиво пилъ;
По усамъ хоть и бежало,
В рот ни капли не попало.

Ну, а если перевести Гомера (Labra id, non palatum rigat. Χείλεχ μέντ’ έδίην δ’ όκ έδίηνε), то получится «Губы, но не нёбо обмачиваетъ».

источник

«и я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало»
из народного сказочного фольклора

Прибавь четыре, запиши ответ,
запомни сумму – вскоре пригодится…

Не гладь глазами девам ягодицы
тебе уже, чай, не шестнадцать лет…
в том плане, что совсем наоборот –
жизнь цифры переставила местами…

Мёд пили жадным ртом, а не устами…

Иных уж нет. Другие – жить устали.
И пьют не мёд – воды набрали в рот…
И я средь них: уйдя на пенсион,
дела забросил…
Выйдя из потока
стремнины быстрой, постарел до срока:
о девах думать вовсе не резон.

А тут намедни встретил одного:
подтянут, бодр, с девицею подмышкой –
вся из себя… молоденькая слишком…
хохочут… будто рядом никого.

Я кинул взгляд, подумал: «…бес в ребро».
А он в ответ восторженно: «Дружище!
Не узнаёшь? Богатым будет нищий», –
и подмигнул: по-свойски и хитро.

Насилу, лишь по голосу, узнал:
сосед по парте…
Я опешил: «Ты ли?»
«Да я же, я». Обнял – бока заныли:
как будто под завалом побывал.

Лет тридцать пять не виделись, поди…
О том, о сём, восторги, ахи, охи –
участники порушенной эпохи,
свидетели «спрямления» пути.
А сколько вместе выпито вина:
сойдемся было, и прощай получка…

Я на неё глазами: «Это внучка?»
А он в ответ без пафоса: «Жена».

«Жена-а?» – рвануло, будто в артобстрел:
я был сражён, я был убит – не меньше:
я в шестьдесят досрочно перезрел,
а он «дозрел до самых юных женщин».

Наивно ныть, мол, мне – не повезло:
сам выбрал глушь, где тлею вполнакала.

Мёд пили вместе …
По усам текло…
Мне в рот, увы,
ни капли не попало.

источник

Девушка через моего знакомого проявила инициативу, так как один раз мы все вместе пересекались в ОТ. Она мне очень понравилась, маленько пообщались, проводил её до дома, взял номер телефона, тут же звякнул на него, чтоб она мой знала. Но на тот момент у меня настроение было просто ужасное, был погружён в самоедство, поэтому позвонил где-то через неделю. Номер не доступен. Ещё пару раз звонил с интервалом в день — та же история. Итог немного предсказуем. Сам лопух? Очень может быть.

В ОТ (общественном транспорте) девушка одна на мне взгляд несколько раз задержала. Мне она понравилась, с её стороны почувствовал интерес. Вышли на одной остановке, но я не решился подойти и познакомиться. Через пару дней ситуация повторяется: в ОТ, опять на меня смотрела дольше, чем простой мимолётный взгляд. Снова вышли на остановке, я подошёл, поначалу волновался, но разговорился. Получил её телефон, тут же ей перезвонил, чтобы знала мой номер. Сказал, что позвоню на следующий день, на определённое время договорился. Звоню — сбрасывает. Ну — мало ли, вдруг занята. Через полчаса снова звоню — просто не берёт трубку. Всё понятно.

Произошло сегодня. Опять в ОТ. Заходит очень красивая (на мой взгляд) девушка, я на неё выразительно посмотрел. Она заметила, но прошла мимо и села подальше. Пошла расплачиваться, я на неё ещё раз глянул. Она идёт назад, но при этом садится рядом со мной. О, думаю, неужели? )) Ехали долго, она всё время поправляла волосы, а я всё ждал, когда же она выйдет, чтобы познакомиться. Практически до конечной доехали. Выходим, знакомлюсь. Тыры-пыры-растопыры. Вроде разговор идёт. Но она идёт к подружке. Я спрашиваю номер телефона, она мне его диктует, я не успеваю его сохранить (по собственной глупости, конечно), она убегает прямо в лапы подружки и в подъезд. Про себя думаю: «Ну ты сказочный лошара». Телефон помню, но частично: «Тут помню, тут не помню». Или так: «Помню только последние три буквы». )) Перебрал несколько номеров, либо недоступен, либо абонент вне зоны действия сети. А потом подумал: хотела бы, удалось бы обменяться номерами, как я всегда делаю.

Итог: «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, в рот не попало». Познакомиться легко, а вот продолжить общение — импосибру! )))

Внезапная мысль: во всём виноват ОТ!

источник

От куда пошла, появилась фраза «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало»?

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

«И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало» – так заканчиваются многие русские народные сказки. Мед, пиво… А что вообще пили на Руси в те далекие времена, когда ни чая, ни кофе, ни соков, ни газировки еще не было? Какие существовали безалкогольные и спиртные напитки?

Вода живая, она же – ключевая

В Европе простая вода не пользовалась большой популярностью – во многом из-за того, что ее пригодность к употреблению часто оставалась под большим вопросом. А вот на Руси она всегда была достаточно популярным напитком. Забавно, но также ее называли «пивной водой» или даже пивом – от слова «пить». Современное значение за словом «пиво» закрепилось гораздо позже.

Так назывался обычный березовый сок, быстро завоевавший популярность у простого люда, ведь добывать его было легко и он прекрасно утолял жажду. Единственным недостатком березовицы была сезонность ее добычи. А заготовленный впрок сок, если его не успевали выпить вовремя, нередко прокисал. Но, как оказалось, его вполне можно было сбраживать, получая хмельную березовицу. О ее существовании можно узнать в том числе из записей арабского путешественника Ибн-Фадлана, побывавшего на Руси в X веке.

Пожалуй, это единственный исконно русский напиток, не утративший популярности и по сей день. Вот только мало кому известно, что изначально он был алкогольным! В Средние века на Руси существовало слово «квасник», означавшее пьяницу, да и современное слово «квасить» (в значении «пить спиртные напитки») имеет те же корни.

Известно, что в XI веке квас варили, что приближает его к пиву или меду, сведения о котором вы найдете ниже. Примерно в XII веке появился слабоалкогольный квас, а крепкий спиртной напиток с тем же названием начали также называть «твореным квасом», то есть приготовленным намеренно.

Исконно русский чай имеет мало общего с китайским национальным напитком имел мало общего, кроме технологии приготовления. На Руси заваривали обычно травы: зверобой, крапиву, иван-чай, мяту. Только с XV века купцы начали привозить в Россию настоящий китайский чай, но долгое время доступ к нему имели только монархи и их приближенные. Лишь в Екатерининскую эпоху восточная диковинка начала завоевывать популярность и среди незнатных людей. Это положило начало регулярным закупкам чая в Китае.

Удивительно, но самовар появился в нашей стране только в царствование Петра I, то есть в XVIII веке. Причем привез его монарх из Голландии вместе с другими чужеземными диковинками. Однако это незамысловатое устройство настолько пришлось по душе русскому народу, что быстро стало «своим». И сегодня самовар у любого человека ассоциируется именно с Россией, а не с Нидерландами.

До появления чая любимым зимним напитком на Руси долгое время был сбитень, рецепт которого был впервые задокументирован в XVI веке, но известен был гораздо дольше. Название этого напитка, вероятно, связано с технологией приготовления: в одном сосуде настаивался мед, в другом – ароматные травы (зверобой, имбирь, шалфей и другие), а затем все это «сбивалось», то есть перемешивалось. Сбитень продавали в общественных местах, чтобы люди во время зимних прогулок могли согреться со вкусом.

Впрочем, пили его не только в холода. В жаркие дни или, скажем, в бане, сбитень могли употреблять в охлажденном виде. Кроме того, этот напиток существовал как в алкогольном, так и в безалкогольном варианте. На улицах обычно продавали последний.

В качестве алкогольного напитка мед был любим русским народом еще в древности. Готовили его, сбраживая обычный мед вместе с ягодным соком. Получившуюся жидкость переливали в дубовые бочки и помещали под землю как минимум на полтора десятка лет. Такой мед называли ставленым. Нередко в него также добавляли различные травы, пряности или хмель (и тогда он назывался хмельным).

Также на Руси примерно с XI века начали готовить вареный мед, технология производства которого напоминала приготовление пива. В его состав входила вода, что позволяло производить больше напитка с меньшими затратами. Кроме того, такой мед был готов к употреблению уже через две или три недели. Правда, по вкусу и пользе он значительно уступал ставленому, но спрос на него все равно был очень велик. Кстати, сегодняшняя медовуха – это еще более дешевая и быстрая имитация вареного меда.

Как ни странно, этот напиток на Руси знали еще в IX веке, но не то чтобы очень любили. А после крещения Руси в 988 году вино стали употреблять в качестве обязательного ритуального напитка, разбавляя водой в 2 раза, как предписывала греческая традиция. Веками его приобретали только у иноземных купцов. Лишь во второй половине XVII века в Астрахани было получено первое вино из местного винограда. А по-настоящему развиваться русское виноделие начало и вовсе целый век спустя.

Сложно сказать, когда именно в наших краях появился этот напиток, во всем мире ассоциирующийся у иностранцев с Россией. Возможно, это произошло в XV веке, при князе Василии Темном, которому одно из иностранных посольств привезло aqua vita – «живую воду», как было принято называть в те годы обычный спирт. Выяснилось, что диковинку вполне можно пить, если сперва сильно разбавить водой.

А уже во второй половине XV века научились производить и собственную водку – на основе хлеба, которого часто имелось в избытке. Поэтому и называли ее чаще всего хлебным вином. Само же слово «водка» – относительно новое. В XV веке им обозначали лишь тот разбавленный спирт, что использовался в медицинских целях (и при этом не в России). В привычном нам значении слово «водка» начали употреблять лишь в XIX веке.

источник