Я там был мед пиво пил по усам текло что значит

Часто в конце сказки можно увидеть выражение «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Многие писатели пользовались этой фразой для завершения своих произведений. Эти фразы можно встретить у Н. Островский, в произведении В. Даля «Хлебные дельцы. Картины русского быта». Этот прием часто попадается в произведениях А.С. Пушкина, например, в «Сказке о Кузьме Остолопе» — «Я там был; мед, пиво пил — и усы лишь обмочил». Не отстает от вышеупомянутых писателей и П.П. Ершов. Так в конце знаменитой сказки «Конек-горбунок» он использует подобную фразу. Данная фраза в чем-то перекликается с греческим выражением которое означает «Губы обмачивает, но не небо «.

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

Употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Славяне, а еще раньше скифы для получения спиртных напитков использовали березовый сок. Позднее сок был вытеснен питейным медом и пивом. В те давние времена возник известный рефрен русских народных сказок: «И я там был. Мед, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало» .
В дохристианскую эпоху на Руси алкоголь употреблялся главным образом на народных и княжеских пирах, игрищах, тризнах, или в корчме, как правило, при обильной трапезе. В то время основным сырьем для производства алкоголя был мед, и поэтому традиционные хмельные напитки – медовуха, пиво, брага, а с Х века – виноградное вино, были слабо-градусные.
До середины XVI века, заплатив «бражную пошлину» на солод, хмель и мед, каждый варил хмельное питье (5-8°) для себя сам, сколько нужно было для обихода.

Если присказка и зачин: «В некотором царстве, в тридесятом государстве. » вводят слушателя в мир сказки, то его же нужно вывести оттуда в реальность по окончании сказки! Для этого и служит концовка про пир на весь мир, где и я был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

Сказка уводит, развязывая и окрыляя воображение, а потом приводит назад, заканчивая или обрывая это изобразительно-вообразительное пьянство концовкою: «Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало» А бывает и еще выразительнее и протрезвительнее, даже с выталкиванием: «На том пиру и я был, мед-вино пил, по усам текло, да в рот не попало; тут меня угощали; отняли лоханку от быка, да налили молока; потом дали калача, в ту ж лоханку помоча. Я не пил, не ел, вздумал утираться; со мной стали драться. Я надел колпак, стали в шею толкать. » (Афан. , II, 78).
А это значит: сказка кончена; протрезвляйтесь, добрые люди, от вашего мечтательного пьянства; все равно ни я, ни вы взаправду пьяны не были: только по усам текло, в рот-то ведь не попало. Идет жизненная проза с ее разочарованиями и выгонит всех нас с нашего сказочного пира

«Я там был. » — это связующее звено между двумя мирами и возвращение в мир несказочный. Кроме того, это и намёк на угощение за мастерски рассказанную сказку.

Это выражение автора показывает, что к тому, что сказано надо относится по-трезвому, т. е. вдумчево, серьезно .

К контексте этого выражения высказывались и другие писатели, например «Лес» Н. Островского — «Были деньги, да взять не успели: по усам текло, да в рот не попало. «.
У Даля в «Хлебные дельцы. Картины русского быта» написано «. Тутъ.. . не удалось, дом не такой, нельзя было настаивать очень.. . только что.. . нам по усамъ текло, а в ротъ не попало».

У Пушкина таких присказок не мало. Например, «Сказка о Кузьме Остолопе» заканчивается словами «Я тамъ был; медъ, пиво пилъ — и усы лишь обмочилъ». У Ершова в его знаменитом «Конеке Горбунке» также есть:
Сердцу любо! Я тамъ былъ
Медъ, вино и пиво пилъ;
По усамъ хоть и бежало,
В рот ни капли не попало.

Ну, а если перевести Гомера (Labra id, non palatum rigat. Χείλεχ μέντ’ έδίην δ’ όκ έδίηνε), то получится «Губы, но не нёбо обмачиваетъ».

источник

По усам текло, да в рот не попало (значение фразеологизма) — об упущенной возможности.

— «По усам текло, да в рот не попало».

Пословица указана в Толковом словаре Д. Н. Ушакова, 1935 – 1940 к слову «усы».

Пословица «По усам текло, да в рот не попало» образовалась, как сокращение, от более полной ее версии (раздел — «Присказки», «Пословицы русского народа» (1853 г.) В.И. Даля):

— «Я сам там был, мед и пиво пил, по усам текло, в рот не попало, на душе пьяно и сытно стало».

Медом на Руси называли не только мед, в нашем нынешнем понимании. Медом называли безалкогольный напиток, который варился из воды, с добавлением трав и меда (что-то вроде сбитня, но холодного).

«Униженные и оскорбленные» — Маслобоев рассказывает как князь обманул дочь богатого человека:

«Ну-с, она и воротилась в Краков. Отец-то не принял, проклял, она умерла, а князь перекрестился от радости. Я там был, мед пил, по усам текло, а в рот не попало, дали мне шлык, а я в подворотню шмыг. «

«И что ж! оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, что он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало

«Свои собаки грызутся, чужая не приставай» (1861 г.), явл. 4:

«Красавина (садится). Была и мед пила, по усам текло, а в рот не попало

«Лес» (1870 г.) — два актера приехали к богатой родственнице одного из них. Им удалось взять у купца, обманувшего их родственницу 1000 рублей (тогда это большие деньги). Актер отдал эти деньги родственнице. Второй актер сказал «по усам текло, а в рот не попало«, жалея, что они не присвоили эти деньги.

«Сказка о Иване Молодом сержанте Удалой голове, без роду, без племени, спроста без прозвища» (1857 г.):

«И я и сват Демьян там были, куму Соломониду дома забыли, мед и пиво пили, по усам текло, в рот не попадало, – кто сказку мою дослушал, с тем поделюсь, кто нет – тому ни капли!»

Конёк-горбунок (1834 г.), ч. 3, последние строки произведения:

«Во дворце же пир горой:
Вина льются там рекой,
За дубовыми столами
Пьют бояре со князьями.
Сердцу любо! Я там был,
Мёд, вино и пиво пил;
По усам хоть и бежало,
В рот ни капли не попало.
«

«Там ступа с Бабою Ягой
Идет, бредет сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русской дух. там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.»

«День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.»

«Тут ее тоска взяла,
И царица умерла.
Лишь ее похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мед, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.»

«Свадьбу сыграли; я там был, там мед я и пиво Пил; по усам текло, да в рот не попало. И всё тут.»

Спящая царевна (1831 г.) — последние строки сказки:

«Что ж осталось досказать?
Свадьба, пир, и я там был
И вино на свадьбе пил;
По усам вино бежало,
В рот же капли не попало.
«

источник

Часто в конце сказки можно увидеть выражение «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Многие писатели пользовались этой фразой для завершения своих произведений. Эти фразы можно встретить у Н. Островский, в произведении В. Даля «Хлебные дельцы. Картины русского быта». Этот прием часто попадается в произведениях А.С. Пушкина, например, в «Сказке о Кузьме Остолопе» — «Я там был; мед, пиво пил — и усы лишь обмочил». Не отстает от вышеупомянутых писателей и П.П. Ершов. Так в конце знаменитой сказки «Конек-горбунок» он использует подобную фразу. Данная фраза в чем-то перекликается с греческим выражением которое означает «Губы обмачивает, но не небо «.

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

Toyota Land Cruiser 100 Mahadeva › Бортжурнал › Я здесь был мед пиво пил, по усам текло, а в рот не попало

30 000 км . 2,5 месяца Февраль, Март, Апрель 2017 год . С лодкой на крыше ( как говорили в Якутии) . Один, как все удивлялись .









Toyota Land Cruiser 2007, двигатель дизельный 4.2 л., 204 л. с., полный привод, автоматическая коробка передач — путешествие

Зачем «лодка» нужна была? Барахла много, места мало уже и на одного?

там был теплый спальник, и дополнительные теплые вещи, еще надувной домкрат .

легкое, но объемное значит))
Домкратом таким пользовался хоть раз? Что то я в него не верю))

так две статьи у меня в бж . одна из них на крайнем севере

крутая поездка, просто наикрутейшая. Хорошо когда есть время для совершения таких трипов

а теперь, нужно заполнить до конца! )) там в конце поста, когда заполняешь, есть графка: пробег, цена вопроса.
Пробег указан! А цена? ну хоть +/-?!

ну не надо скромничать! +/- 50 т.р. скока? 300? 400?

я так прикинул, там одной соряры было спалено тонн пять…

а вообще, уважуха! также как и все, в одну каску ни в жизь бы ни рискнул! Авантюра та ещё!)))

Это безумие. Хорошо, что обошлось ??

Красивые приключения. Пара фоток — аж за настальгировал, знакомые места.

А что за двигатели в Батагае? )
И там мужики в Якутске топливо так заливают?

Это старые двигатели от дизельгенераторов

А что за двигатели в Батагае? )
И там мужики в Якутске топливо так заливают?

Это дизель-электростанции, точнее то, что от них осталось.

источник

Просьба: ИМЯ автора цитаты в своих ответах НЕ УКАЗЫВАТЬ.

При каких обстаятельствах она произнесена.

От куда цитита: из книги, из стихотворения, из фильма, из пьесы.

Есть ли продолжение цитаты

Слова такие сегодня, что много не порассуждаешь, слова взяты из сказки одного из трех русских писателей, которые даны в вариантах ответов сегодня в нашей любимой викторине.

А Имя писателя этого можно посмотреть на нашем сайте, пройдя по внутренней ссылке вот на этот вопрос:

Слова эти просто являются завершающей присказкой к русской сказке, показывающей, что сказочка закончена, в честь его хорошего окончания был устроен великий пир, на который был приглашен и рассказчик этой сказки, свидетель всех сказочных событий. Как вариант:

Это цитата нам напоминает, что сказка закончилась и нужно возвращаться в реальность. Нужно сказки воспринимать всерьез и извлекать из них уроки (сказкотерапия). Когда мы читаем сказку, мы погружаемся в мечты, в волшебство. Фраза так же нам дает понять, что сказки это вымысел.

Сегодня одинадцатого августа на сайте много.ру на была предложена новая цитата дня «Я там был, мед, пиво пил, да усы лишь обмочил». Такими словами заканчивается добрая половина русских сказок. Смысл довольно прост, рано или поздно все заканчивается, и жить нужно реальностью.

В сказках всегда побеждает добро и заканчивается она как обычно свадебным пиром.

Если другая развязка, все-равно со счастливым концом.

Но в реальной жизни все по другому и проблемы не решить с помощью какого-то чуда.

И праздничный пир в сказочном мире не может нас наполнить радостью и безмятежностью.

Чтобы стать счастливым нужно много трудиться работая своими руками и над своими качествами.

Только Тот, кто нас создал, знает как правильно жить, чтобы уже сейчас получать удовлетворение от жизни.

Создатель поделился этими советами в Библии и исследуя ее и применяя в своей жизни будем ощущать радость и счастье.

источник

«и я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало»
из народного сказочного фольклора

Прибавь четыре, запиши ответ,
запомни сумму – вскоре пригодится…

Не гладь глазами девам ягодицы
тебе уже, чай, не шестнадцать лет…
в том плане, что совсем наоборот –
жизнь цифры переставила местами…

Мёд пили жадным ртом, а не устами…

Иных уж нет. Другие – жить устали.
И пьют не мёд – воды набрали в рот…
И я средь них: уйдя на пенсион,
дела забросил…
Выйдя из потока
стремнины быстрой, постарел до срока:
о девах думать вовсе не резон.

А тут намедни встретил одного:
подтянут, бодр, с девицею подмышкой –
вся из себя… молоденькая слишком…
хохочут… будто рядом никого.

Я кинул взгляд, подумал: «…бес в ребро».
А он в ответ восторженно: «Дружище!
Не узнаёшь? Богатым будет нищий», –
и подмигнул: по-свойски и хитро.

Насилу, лишь по голосу, узнал:
сосед по парте…
Я опешил: «Ты ли?»
«Да я же, я». Обнял – бока заныли:
как будто под завалом побывал.

Лет тридцать пять не виделись, поди…
О том, о сём, восторги, ахи, охи –
участники порушенной эпохи,
свидетели «спрямления» пути.
А сколько вместе выпито вина:
сойдемся было, и прощай получка…

Я на неё глазами: «Это внучка?»
А он в ответ без пафоса: «Жена».

«Жена-а?» – рвануло, будто в артобстрел:
я был сражён, я был убит – не меньше:
я в шестьдесят досрочно перезрел,
а он «дозрел до самых юных женщин».

Наивно ныть, мол, мне – не повезло:
сам выбрал глушь, где тлею вполнакала.

Мёд пили вместе …
По усам текло…
Мне в рот, увы,
ни капли не попало.

источник

От куда пошла, появилась фраза «и я там был, мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало»?

Что же это за концовка такая – что она означает, и почему ее придумали именно такой?

Эта фраза –как дверь из сказочного мира в реальность. В сказках все по-другому, все не так как в суровой действительности. Здесь добро всегда побеждает зло, здесь всегда все заканчивается хорошо и все счастливы, зло всегда наказано и в конце бывает свадьба, после которой супруги живут долго и счастливо и умирают в один день. Сказка без счастливого конца не может считаться сказкой, ведь главной особенностью этого жанра и является счастливый конец. Таким образом, сказка очень сильно отличается от суровой действительности, поэтому вначале нас как-бы вводят в сказочный мир («В некотором царстве, в тридесятом государстве. », «Жили-были…»), а потом отпускают в реальность («Я там был, мед-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало»). «Я там был…» выступает в качестве связующего звена между двумя мирами – сказочным и не сказочным.

Однако не понятно, почему конец сказки связан с пьянством. Здесь все очень просто: во время того, как разворачивается действие сказки, мы находимся как будто в мечтательном пьянстве и сладких мечтах, сказка уводит нас в волшебные миры, где все всегда заканчивается хорошо. Когда же в конце сказки нам рассказывают о пире, на котором был автор, нам сообщают о том, что сказка закончилась и нужно скинуть с себя это мечтательное пьянство и вернуться в реальность. А если заглянуть в суть этого выражения еще глубже, то оно сообщит нам о том, что нужно отнестись ко всему сказанному в сказке серьезно и примерить это на реальную жизнь.

Кроме того, не стоит забывать и о том, что употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Конечно же, представление иностранцев о русском народе как о беспросветных пьяницах, это не более чем миф, но все-же обычно русские праздники не обходятся без алкоголя. Сначала в качестве алкоголя на Руси использовали березовый сок, позже появился питейный мед и пиво. До прихода христианства в нашу страну, алкоголь в России чаще всего присутствовал на пирах и прочих развлечениях. Мед был главным сырьем, которое использовалось для производства алкоголя. Из него делали пиво, брагу, медовуху. Эти напитки относились к слабоалкогольным, именно поэтому пьянящее действие сказки на сознание читающего, можно сравнить с влиянием питейного меда и пива на состояние человека, присутствующего на пиршестве. Существует также фраза, в которой говорится «на душе пьяно и сыто стало», которая означает, что человек чувствует себя хорошо и его ничто не тревожит. Именно в такое состояние мы погружаемся, когда читаем добрую сказку и видим, что все так хорошо заканчивается.

В этом выражении также показано, что сказка – это не более чем вымысел. Это можно проследить в выражении «по усам текло, в рот не попало». Так, нам вроде бы и рассказали интересную и поучительную историю, но в то же время, она не так сильно связана с реальность, а для того, чтобы извлечь уроки из сказки, нужно применить сделанные выводы на нашу повседневную жизнь.

Сказка заканчивается, приходит реальная жизнь и выгоняет нас с праздника, на котором мы только что оказались. Мы не были пьяными на самом деле и не оказывались в сказочной стране, которой вообще нет, пора возвращаться в суровую действительность, но, при этом, усвоить уроки, вынесенные из сказки. Именно об этом говорит нам выражение «Я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало». Поэтому относитесь к сказкам серьезно, воспринимайте уроки, которые в ней скрыты и не забывайте вовремя переключаться на реальность.

источник

Попав на «пир», герой-рассказчик, прежде всего, говорит о еде. Он пьёт мёд-пиво, ест капусту и т.п. Однако, как ни странно, все его попытки съесть что-либо оказываются бесплодными. Еда просто не попадает в рот. Помимо воли героя (а, быть может, и в соответствии с ней), он не съедает ни кусочка еды, предложенной ему там, куда он попадает. Описывается это по-разному. «И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало» – модель, в разных модификациях наиболее распространённая в русских сказках.

Впрочем, «мёд-пиво» (мёд-вино, мёд) отнюдь не единственное угощение, которое не съедает герой; встречаются и такие: «Я там был, вместе уху хлебал, по усу текло, в рот не попало» /Аф.81/, «кутью большой ложкой хлебал, по бороде текло – в рот не попало!» /Аф.207/, «подали белужины – остался не ужинавши» /Аф.124/.

Помимо этого используются и другие формы для выражения того, что съесть что-либо на загадочном пиру герою было невозможно: «кому подносили ковшом, а мне решетом» /Аф.322/ и т.п.

Идея того, что еда на пиру у героев сказки чем-то особенна, не подходит для еды людям, является одной из важнейших. Выражения её могут быть совершенно разными: «. звали меня к нему мёд-пиво пить, да я не пошёл: мёд, говорят, был горек, а пиво мутно. Отчего бы такая притча?» /Аф.151/ и др. /курсив мой. – Д.А./.

В последней концовке есть ещё одна важная деталь: она не зарифмована, идея «обнажена». Традиционная формула: «И ел и пил, по бороде текло, а в рот не попало» – встречается и в латышских сказках

Попытаемся проанализировать этот мотив. Что может представлять из себя пища, которую невозможно съесть? Как известно, еда чрезвычайно важна при переходе из царства живых в царство мёртвых. Пища мёртвых обладает некоторыми магическими свойствами и опасна для живых. «. Мы видим, что, перешагнув за порог сего мира, прежде всего нужно есть и пить», – пишет В.Я. Пропп/Аф.137/. Здесь мы явно видим нежелание героя есть предлагаемую пищу из-за того, что она кажется ему неприятной и несъедобной – все детали призваны усилить этот образ.

Герой русских сказок сам просит еды мёртвых у Яги и съедает её, переходит, тем самым, в мир мёртвых. Затем он всё же находит дорогу назад, и ему удаётся вернуться, хотя обратный путь нередко сопряжён с большими опасностями, – сделать это удаётся, так как в мире мёртвых герой обретает магические способности (что зачастую выражается в обретении магических предметов или помощников).

С героем-рассказчиком происходит иное. Он попадает на пир, где все угощения являются «несъедобными» для него. Если предположить, что данный элемент соотносим со сказочным мотивом пищи мёртвых, мы должны признать, что положение нашего героя локализуется границей миров. Для того, чтобы пройти дальше, необходимо отведать пищи мертвых, что значит для него — окончательно приобщиться к загробному миру. В отличие от героя сказки, герой-рассказчик не делает этого. В соответствии со сказочно-мифологическими законами, граница в этом случае не может быть преодолена.

(С) «Концовки волшебных сказок: попытка прочтения». Д. Антонов

источник

  • разные статьи. (536)
  • фильмы, песни, мультфильмы. (407)
  • Знаменитости. (320)
  • Вязание. (292)
  • здоровье, народные приметы и обычаи. (172)
  • красивые картинки и фотографии. (120)
  • стихи, рассказы. (114)
  • мистика, невероятное. (107)
  • праздники, Дни рождения. (99)
  • Произведения искусства. (90)
  • вышивки и схемы к ним. (90)
  • притчи, легнды. (89)
  • Flash-игры. (77)
  • религиозные праздники. (65)
  • всякие рецепты. (64)
  • для детей и о детях. (58)
  • юмор (53)
  • красивые места на планете Земля. (35)
  • О войне. (33)
  • приветствие новых друзей. (29)
  • к празднику. (22)
  • уют в доме. (21)
  • оружие. (19)
  • мудрые мысли. (10)
  • О мужчинах и женщинах. (10)
  • схемы и всё для оформления дневника. (7)
  • Гадания. (6)
  • секс, интим. (6)
  • мода и шитьё. (4)
  • видео-уроки. (4)
  • Братья наши меньшие. (3)
  • Теле-каналы. (2)

В сказках как правило хэппи-энд, иначе это будет уже не сказка. Порок должен быть наказан, враг уничтожен, ущерб компенсирован, свадьба слажена. Это жанрообразующий признак сказки.

Употребление алкоголя в России насчитывает тысячелетнюю историю. Славяне, а ещё раньше скифы для получения спиртных напитков использовали берёзовый сок. Позднее сок был вытеснен питейным мёдом и пивом. В те давние времена возник известный референ русских народных сказок: «И я там был. Мёд, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало. «

В дохристианскую эпоху на Руси алкоголь употреблялся главным образом на народных и княжеских пирах, игрищах, тризнах, или в корчме, как правило, при обильной трапезе. В то время основным сырьём для производства алкоголя был мёд, и поэтому традиционные хмельные напитки — медовуха, пиво, брага, а с 10-го века — виноградное вино, были слабо-градусные. До середины 16-го века, заплатив «бражную пошлину» на солод, хмель и мёд, каждый варил хмельное питьё (5-8*) для себя сам, сколько нужно было для обихода.

Если призказка и зачин: «В некотором царстве, в тридесятом государстве. » вводят слушателя в мир сказки, то его же нужно вывести оттуда в реальность по окончании сказки! Для того и служит концовка про пир на весь мир, где и я был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

Сказка уводит, развязывая и окрыляя воображение, а потом приводит назад, заканчивая или обрывая это изобразительно-вообразительное пьянство концовкою: «Я там был, мёд-пиво пил; по усам текло, а в рот не попало». А бывает и ещё выразительнее и протрезвительнее, даже с выталкиванием: «На том пиру и я был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало; тут меня угощали; отняли лоханку от быка, да налили молока; потом дали калача, в туж лоханку помоча. Я не пил, не ел, вздумал утираться; с мной стали драться. Я надел колпак,стали в шею толкать. » (Афан., 2, 78).

А это значит: сказка кончена; протрезвляйтесь, добрые люди,от вашего мечтательного пьянства; всё равно ни я , ни вы взаправду пьяны не были: только по усам текло, в рот-то ведь не попало. Идёт жизненная проза с её разочарованиями и выгонит всех нас с нашего сказочного пира.

«Я там был. » — это связующее звено между двумя мирами и возвращение в мир несказочный. Кроме того, это и намёк на угощение за мастерски рассказанную сказку. Это выражение автора показывает, что к тому, что сказано, надо относиться по-трезвому, то есть вдумчиво, серьёзно.

В контексте этого выражения высказывались и другие писатели, например «Лес» Н.Островского — «Были деньги, да взять не успели: по усам текло, да в рот не попало. «. У Даля в «Хлебные дельцы. Картина русского быта» написано «Тутъ. не удалось, дом не такой, нельзя было настаивать очень. только что. нам по усам текло, а в рот не попало».

У Пушкин таких присказок не мало. Например, «Сказка о Кузьме Остолопе» заканчивается словами «Я там был; мёдъ, пиво пилъ — и усы лишь обмочил». У Ершова в его знаменитом «Коньке-Горбунке» также есть:

Ну, а если перевести Гомера (Labra id,non palatum rigat.), то получится: «Губы, но не нёбо обмачиваетъ».

Наши современники тоже про это умело пишут:

источник

ЧАСТЬ 1. КОЕ-ЧТО О ДРЕВНЕЙ ЗАПАДНОЙ АЛАНИИ

Когда-то давным-давно, когда государства на Руси ещё не было, на Кавказе существовала сильная, богатая страна Алания, которая простирала свои владения почти от Чёрного до Каспийского морей, занимая северные склоны Кавказа. Делилась она на две части: Восточную Аланию и Западную. Так получилось, что древнюю Восточную Аланию я посещала много раз. Остатки её материальной культуры находятся в Куртатинском, Цейском, Дигорском ущельях, о которых я рассказывала. Сегодня это земли Северной Осетии-Алания. А вот посетить территорию бывшей Западной Алании как-то не доводилось, хотя в последнее время слухи о «чудесах» этого края до моего уха долетали.

И правда, всё начинается с информации. Сначала я услышала о лике Спаса Нерукотворного. Всё собиралась своими глазами убедиться в его нерукотворности, но путь не близкий… И вот, как говорится, на ловца и зверь бежит. Группа паломников собралась к христианским святыням Западной Алании: приложиться, помолиться, окропиться святой водой, и я с ними попутно. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что паломники из одной медицинской организации! Мне всегда казалось, что врачи – самые что ни на есть безбожники и махровые циники, а эти сметали по пути иконки, крестики, свечи, били поклоны, целовали мощи, молились, видать много наделали грехов в своей жизни. Но моё повествование не об этом, а об увлекательном путешествии в прошлое. И как в своё время сказал Юрий Гагарин, улетая в Космос, поехали.

Был субботний осенний день. Нормальные люди сладко отсыпались после трудовой недели, а я, поёживаясь от накрапывающего противного дождика, в кромешной темноте в пять то ли утра, то ли ночи спешила к автобусу с паломниками. На ум пришло школьное стихотворение об осени, написанное Пушкиным:
Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась.

Действительно, скоро ноябрь, но ещё тепло, юг европейской части России всё-таки. Паломники смотрели на меня, вытаращив глаза – я была тут самая молодая. Наверное, подумали, что я великая грешница, успевшая нагрешить столько, сколько они за свою долгую жизнь. Ну, и ладно, меня этим не проймёшь. И наша группа, в основном старушек, тронулась в путь.

Через два часа утро наступило хмурое, заплаканное дождём. Нам сделали остановку, чтобы размяться от долгого сидения, так некоторые не захотели покидать уютный салон транспорта в промозглую бытность дня. Но только не я. Среди елей мой цепкий глаз заметил паутину, которая заплела колючие ветви «прозрачным кружевом». На него приземлились капельки дождя, превратив паутинки в блестящие нити бриллиантовых бус. Не паутинка – а богатое украшение, достойное царственных особ.

Солнце! Что на свете краше
После зябкого денька.
Паутинок лёгких пряжа
Обвилась вокруг сучка.
Завтра хлынет дождик быстрый,
Тучей солнце заслоня.
Паутинкам серебристым
Жить осталось два-три дня.
Сжалься, осень! Дай нам света!
Защити от зимней тьмы!
Пожалей нас, бабье лето:
Паутинки эти — мы. (Д.Кедрин)

Пока фотографировала этот сверкающий объект, ко мне присоединились другие. Всё-таки великое дело – любопытство. Стоило одному достать фотоаппарат, как другие сделали то же самое, а некоторые стали горестно причитать, что забыли взять фототехнику. Паутинки удостоились фотосессии и в фас, и в профиль, и крупно, и мелко, и даже с людьми. Но долго торчать в этом месте нам не дали: путь далёк, надо спешить.

Следующую остановку сделали у природной скульптуры орла. То ли речка Адрикот постаралась, то ли ветер с солнцем, но получился вот такой взлетающий орёл. Он размахивает крылами, клекочет и вот-вот унесётся в поднебесную высь.

Погода явно улучшилась, все заметно повеселели. Всё-таки совершать свой «хадж» лучше под солнышком. Всё это случилось после развилки дорог: одна поворачивала резко на юг в Теберду и Домбай, а другая — на запад в Архыз, нырнув в тоннель. У меня сложилось такое впечатление, что и туман, и облачность остались по ту сторону небольшого хребта, в котором пробит только что минуемый нами тоннель.

Шоссе проложено по участку, где проходил когда-то знаменитый «Шёлковый путь» из Кисловодска в Сухуми. Невысокие холмы-сопки, обрамляющие дорогу, многое повидали на своём веку: и караваны верблюдов, и татаро-монгольскую конницу, и войско хромого Тамерлана, а теперь дышат выхлопами современного транспорта, вместо пыли из-под летящих копыт. Сегодня это территория Карачаево-Черкессии. Республикой она стала относительно недавно, а до этого была областью, входившей в состав Ставропольского края.

Откуда же взялись карачаевцы на землях Западной Алании? По одной версии современные тюркоязычные карачаевцы – прямые потомки аланов, принявшие ислам в XIV веке. По другой, карачаевцы – один из народов, пришедших на Кавказ с Тамерланом (1395 год). Существует и третья версия, по которой карачаевцы – часть крымских татар, попавшая на Кавказ в поисках лучшей доли.

Как бы там ни было, но верховья реки Большой Зеленчук, который проточил Архызское ущелье – цель нашего путешествия, карачаевцы именуют «Эски-Джурт» — «Старая родина».

По преданиям, родоначальником карачаевцев был Карча (его имя и легло в основу названия народа – карачаевцы). Поселился он здесь в обществе товарищей: Науруза, Будяна и Адурхая. Через некоторое время рядом поселился выходец из племени кызылбеков Хубий со своим народом. Первое время два племени жили мирно, но однажды к карачаевцам подъехали верховые из племени кызылбеков и стали требовать от Карчи покорности своему князю и «шишлик» (подарок, мясо и прочее). Не отсюда ли пошло название национального кавказского блюда из мяса – шашлык? Это требование рассердило Карчу, и он велел выдать им паршивую собаку:
— Вот вам и вашему князю шишлик!

Кызылбекский князь рассердился и послал войска, и Карча вынужден был платить ему каждое лето шишлик – сто коров с жёлтыми ушами. Проводив их, Карча решил оставить Архыз, чем быть данником кому-то. Он двинулся в путь со своим племенем. На пути попадалось много скалистых гор. Под одной из них путники заметили большую змею, которая лежала поперёк их пути. Путники испугались и, повернув в сторону, остановились на ночлег в горах. Они слышали рассказы, что ногайцы убили одну такую змею. Науруз как опытный охотник предложил убить её в полдень, когда она будет спать на солнце. В полдень 60 верховых с Наурузом во главе подъехали к змее и увидели, что она спит: хвост лежал в реке, а голова и туловище – в долине. Первым стрелял Науруз, затем все 60 его спутников, а потом всадники ускакали прочь. Только на следующий день змея погибла. Она билась в предсмертных муках и была так страшна, что несколько женщин умерли от страха, а Адурхай, один из четырёх представителей племени, упал в обморок. Потомство Адурхаево не извинило его слабости, непростительной для горца, и навсегда заклеймило позором труса. Некоторые из его потомков хотят похвастать своим древним родом, но им говорят: «Стыдитесь гордиться именем труса».

Эта легенда послужила для предположения: название реки Зеленчук могло произойти от той легендарной змеи-чудовища, так как змея на тюркских языках означает «жилян», «зилан», «илан». Отсюда могло произойти название Зиланчык – Зеленчук, то есть Змейка. Такая же река упоминается в древних манускриптах под названием Иланчук при походе Тимура Тамерлана.

Кстати, легенда – это иносказание, аллегория. Может, здесь зашифрованы реальные события, переданные сказочным способом. Например, горные реки извилисты, выбирают путь в твёрдой породе, вот вам и змея.

Обращает на себя внимание описание сна змеи: хвост лежал в реке, а голова и туловище – в долине. Зеленчук змеёй протекает по широкой долине, его не перейти там, где «туловище и голова», а вот «хвост» – тоненький. Когда воды в нём мало, то змей-Зеленчук тихий, вроде спит. Но в сезон дождей река вспухает – бесится, делается очень грозной и опасной. Кто его знает, может, в такой период и подъехал к реке-змее Науруз и со товарищи? Стреляли, стреляли, а Зеленчуку хоть бы что: ни холодно, и не жарко.

«Старую родину» карачаевцев обследовали геофизические экспедиции МГУ, которые пришли к выводу, что это место часто страдало от лавин и селей. Следы наносов легко разглядеть и сегодня. Вероятно, это и явилось причиной того, что район был оставлен карачаевцами, а не из-за мифического кызылбекского князя и требуемого «шишлика» в сто коров с жёлтыми ушами. Что это за уши такие у коров, я не представляю. Кстати, название местности «Архыз» означает по-карачаевски — след селевого потока (ырхы – селевой поток, ыз – след). «Ырхы-ыз», передаваясь из уст в уста, потерял одну букву, став звучать «Ырхыз», или в русской транскрипции «Архыз».

Имеет право на жизнь и такая версия происхождения слова «Архыз». После нашествия Тамерлана и разрушения городов аланов, населения почти не осталось в Архызе. Через какое-то время люди вернулись на свои земли, но почему-то долго не рождались мальчики. Надо ли говорить, какое это бедствие для общины? Нет мальчиков, значит, нет надежды на будущих воинов, на пахарей, на продолжение рода. И вот, когда начали рождаться мальчики, старики сказали: «Ахыры ызландык»- Ахыры-ыз-Архы-ыз. То есть наконец-то появились мальчики, наконец-то есть последующие (мужчины). «Ахыр-ыз» (арх+ыз) — последующий, потомство. Очень правдоподобная версия.

Но существует и современная романтично-топонимическая гипотеза происхождения слова «Архыз». Жила в этих местах девушка по имени Ай-Бетли (луноликая – по-карачаевски). Надо ли говорить, что по стандартам красоты у тюрских народов любая луноликая – красавица. Легенда гласит, что девушка попала в плен во времена нашествия Тамерлана, а впоследствии стала его любимой женой. Здесь находятся могилы трёх её сыновей, трагически погибших в войнах, и сама Луноликая тоже похоронена здесь. А её родина стала называться «Архыз» от слиянья двух слов «ариу – кыз» (красавица-дева). Как говорится, выбирайте себе по вкусу легенду, а уж верить или не верить – это личное дело каждого.

Из народных легенд можно почерпнуть много интересного об обычаях, укладе жизни, отношении к женщине и даже исторических событиях. Например, к пониманию горя Луноликой, потерявшей трёх сыновей, подойдёт легенда под условным названием «Плач кавказской Ярославны».

«О, Бхезинико! Я храню клад. Этот клад для тебя. Ты найдешь его. Он будет тебе принадлежать. Самый драгоценный из всех драгоценных кладов.
О, Бхезинико, жених мой! Клад этот — моё тело, белое, словно сахар, мои губы, ещё не раскрытые никем, моя грудь, не знавшая цветения.
О, ловкий, сильный, Бхезинико, я в радости назову тебя: муж мой!
Проходит весна. Ты строго говоришь мне:
— У меня должен быть сын!
— Будет сын. — отвечаю я, хотя в душе у меня тревога. Я боюсь подумать о дочери.
И вот сакля оглашается криком новорожденного.
— Сын, — говорят мне. – Он будет сильным. Слышишь его властный и настойчивый крик?
— Ты счастливица! — говорят женщины.— У тебя первенец — сын.

Проходят годы. Из ребёнка мой сын превращается в юношу. Бхезинико уже нет в живых. Я говорю сыну:
— Храни его имя, честь и славу. Тебя некому наставить и обучить военному искусству. Но, как птица, оставляя гнездо, не учась, поднимается в воздух, так и ты, отправляясь в поход, будешь знать, как вести себя.

И вот по селению проносится слух: в ущелья и горы вступают враги.
Если обычай таков: не плакать, не провожать за ворота селения уходящих в поход,— не выйду, не заплачу и я. Взяв за длинный повод коня, я подвожу его сыну. Он берёт повод и легко вскакивает в седло. Ударом ладони сын распахивает тяжёлые ворота. Я кричу:
— Прощай.

Теперь я не сплю ночами. Открываю дверь и гляжу во мрак ночи. О, сын мой! Где ты сейчас? Куда лежит твой путь? Может быть, ты окружён врагами? Может быть, ты продрог от ночного холода? Я засыпаю, мне чудится: стучат в дверь и несут весть о тебе. Пробуждаюсь, а тебя нет, о, сын мой! Слышу цокот копыт, мне кажется — скачет твой конь. Время идёт, а тебя всё нет и нет. Я сижу в забытьи, забыв о работе и пище.

Смерть у порога моего, Смерть. Всё стало тёмным для меня. И небо, и горы, и моё жилище. Смерть, ты прошла через высокие перевалы, реки и ущелья. Ты пришла ко мне, в дом мой! Что ж — я гостеприимна. Я приму и тебя. Вот дверь. Она открыта. Входи. Ты видишь мой поклон? Так кланяется побеждённый победителю. Мой сын не совладел с тобою. Мой сильный и храбрый сын! Прими же мой поклон.

Пуст и одинок мой дом. Я слышу плач. Это женщины оплакивают тебя, о, сын мой! И мои седые волосы распущены. Плачь, женщина, ты потеряла любовь! Плачь, мать, ты потеряла сына! Прошли дни, когда я была счастлива у очага. Наступили дни, когда я сижу одна. Нет Бхезинико. Нет и моего первенца. Слёзы тушат мой очаг.

Но нет, я не буду плакать. Я взойду на вершину горы и, стоя, огляжу все пространства, какие охватит взор мой.
— Это моя земля, моё счастье.

Всё доступное женщине я испытала. И за это я благодарю жизнь, мою родину.
У меня было красивое тело, и я любила его. У меня был любимый жених — он стал моим мужем. Я хотела иметь сына, и сын родился у меня.
Эти золотые стога кукурузных стеблей, склонённые к земле, стволы яблонь и снега на вершинах гор — это моя земля. Утренний свет заливает влажные глаза мои — я пою песню. Песню любви. Я хочу, чтобы все напевы радости и печали сочетались в моей песне — в песне о моей земле. »

О том, что кавказская женщина не имела голоса в обществе, была бесправная, как отголосок того времени, анекдот. В ресторане горец увидел красивую блондинку в обществе молодого человека. Подходит он к столику и говорит:
— Джигит, позволь пригласить твою королеву на танец.
Молодому человеку не хочется отпускать спутницу с горцем. Он мнётся, не зная, как отказать. Тогда «королева» с белокурыми волосами обращается к спутнику:
— Ваня, ну, разреши один танец. Что тебе стоит?
— Молчи, женщина, когда два джигита разговаривают! – оборвал её горец». Так что «красавица», «луноликая», «звезда моих очей» — это обороты для ухаживания, лапша на уши по-современному.

источник