Здоровый портал: борьба с вредными привычками. Статьи на тему лечение алкоголизма

Статьи на тему лечение алкоголизма

Дата публикации: 02.10.2015 2015-10-02

Статья просмотрена: 787 раз

Ахрамейко А. В. Современные аспекты лечения алкоголизма // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 255-259. — URL https://moluch.ru/archive/99/22339/ (дата обращения: 17.03.2019).

Алкоголизм — вызванное злоупотреблением спиртными напитками хроническое психическое заболевание, характеризующееся патологическим влечением к алкоголю и связанными с ним физическими и психическими последствиями алкогольной интоксикации нарастающей тяжести.

Актуальность: Заболеваемость алкоголизмом состовляет около 1402,03 больных на 100 тыс. населения. Выявление всех больных, страдающих алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями, задача не постижимая. О распространенности злоупотребления алкоголем, в частности, мы можем судить лишь по косвенным показателям, важнейшими из которых являются количество продаваемого алкоголя, количество больных госпитализированных по поводу алкоголизма и алкогольных психозов, количество больных состоящих на учете по поводу зависимости от алкоголя. Не смотря на то, что по данным НИИ Наркологии Минздрава РФ в прошедшее десятилетие выявляется некоторая стабилизация показателей, характеризующих распространенность алкоголизма среди населения, однако, по большей части — это отражение «потребления из государственных ресурсов». Значительный же удельный вес при потреблении составляет неучтенный алкоголь. А вместе с тем происходит рост суммы «освоенного» учтенного и неучтенного алкоголя, за счет последнего. Величина потребления на душу населения при этом с 2000 года возросла до 18 литров. А в некоторых регионах страны данный показатель еще выше. В связи с этим можно сделать вывод о том, что меры направленные на профилактику и улучшение эпидемиологической обстановки по поводу алкоголизма, как минимум не очень качественно реализуются, а порой просто неэффективны. И пока мы ждем возвращения «в строй» вытрезвителей, которые немного разгрузят обстановку, связанную с госпитализацией людей в алкогольном опьянении не нуждающихся в медицинской помощи, врачам всех специальностей следует вспомнить аспекты лечения алкогольной зависимости. Каждый специалист не должен остаться в стороне, ведь вместе с ростом показателей зависимости растут показатели и алкогольассоциированных поражений органов и систем. И последствиями в большинстве случаев будут заниматься уже не только профильные врачи психиатры-наркологи, а также представители других узких и общих специальностей. Конечно, не стоит путать злоупотребление алкоголем, пусть и при наличии опасных медицинских и социальных последствий, именно с алкогольной зависимостью, для которой характерно наличие определенных признаков, затрагивающих как психическую, так и физическую сферу.

Цель: осветить аспекты лечения алкоголизма на современном этапе.

Ключевые слова: алкоголизм, алкогольная зависимость, лечение, современные аспекты.

Патогенез: Основной точкой приложения пагубного воздействия алкоголя является ЦНС. Современные исследования показывают, что в основе алкогольного поражения ЦНС лежат три основных патогенетических фактора:

— алиментарный (обусловленный нарушениями питания) дефицит тиамина (витамина В1);

— снижение содержания гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в ткани мозга;

— эксайтотоксические эффекты глутамата (злоупотребление алкоголем приводит к повышенному синтезу NMDA-рецепторов, природным лигандом которых служит глутамат).

Лечение: На сегодняшний момент лечение алкоголизма включает два основных этапа:

1) купирование острых алкогольных расстройств, или алкогольная детоксикация;

2) противорецидивная терапия.

Купирование острых алкогольных расстройств: в первую очередь включает предупреждение или устранение синдрома отмены и его осложнений — похмельных судорожных припадков и алкогольного делирия.

Препаратами первого выбора в лечении синдрома отмены алкоголя и его осложнений служат ближайшие аналоги этанола, фармакологические эффекты которых обусловлены ГАМКергической активностью — производные бензодиазепина. Из группы бензодиазепинов в лечении острых алкогольных расстройств первую очередь используют диазепам (релиум), хлордиазепоксид (элениум) и — с несколько меньшей эффективностью — лоразепам (лорафен). Для устранения симптомов отмены алкоголя и предупреждения его осложнений бензодиазепины назначаются в достаточно высоких начальных дозах. Для эффективного устранения симптомов отмены алкоголя и предупреждения развития делирия диазепам назначается в дозе 10–20 мг, хлордиазепоксид — в дозе 30–60 мг и лорафен — в дозе 2–4 мг. Через 1 ч при отсутствии должного эффекта препараты назначаются повторно. [13,14] Принцип высоких начальных доз не всегда соблюдается в российской наркологической практике, что, возможно, объясняется опасениями врачей из-за возможного риска развития побочных эффектов. А с момента внесения постановлением Правительства РФ от 4 февраля 2013 г. N 78 этих препаратов в список III перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, врачи стараются избегать назначения данных препаратов в связи со сложностью их хранения, учета и списывания.

Поэтому замечательно, что в клинике алкоголизма находят применение другие ГАМКергические препараты, а именно барбитураты и противосудорожные средства — карбамазепин и вальпроаты.

Наряду с карбамазепином и вальпроатами в последние годы все более широкое применение в клинической практике находят другие противосудорожные средства — ламотриджин и топирамат. Исследование Крупицкого Е. М. в 2009 г., показало, что ламотриджин и в несколько меньшей степени топирамат сопоставимы с диазепамом в способности устранять острые проявления отмены алкоголя. [15] Лечебная ценность этих препаратов, в целом сопоставимых с бензодиазепинами по способности смягчать симптомы отмены алкоголя, несколько ограничена отсутствием у них анксиолитического и снотворного эффектов, и поэтому антиконвульсанты не могут служить средством монотерапии острых алкогольных расстройств. Так же свойства ламотриджина и топирамата относятся к категории off label effects и пока не позволяют рассматривать эти препараты в качестве безусловной альтернативы бензодиазепинам в лечении острых алкогольных расстройств, однако дальнейшие исследования, подтверждающие их безопасность и эффективность, весьма вероятно, могут послужить основанием для пересмотра существующих лечебных стандартов.

Необходимо подчеркнуть, что ГАМКергические препараты характеризуются патогенетически направленным действием и поэтому рассматриваются в качестве предпочтительных средств терапии острых алкогольных расстройств. Применение с этой же целью нейролептиков как альтернативных лекарственных средств недопустимо по трем основным причинам: 1) нейролептики лишены способности воздействовать на патогенетические механизмы, лежащие в основе синдрома отмены алкоголя и его осложнений, и поэтому оказывают лишь опосредованное и слабое воздействие на указанные состояния; 2) нейролептики повышают судорожную готовность, ухудшают неврологические функции и проявляют многие другие побочные эффекты, ухудшающие состояние больных алкоголизмом.

Эссенциальным компонентом комплексного лечения острых алкогольных расстройств и сопутствующих им нейрометаболических нарушений служит тиамин (витамин В1) и в меньшей степени — другие витамины.

Помимо перечисленных лечебных мер, терапия острых алкогольных расстройств включает внутривенную капельную инфузию, целями которой служат регидратация и восстановление электролитного баланса (восполнение дефицита ионов калия и магния).

В числе различных типов инфузионных препаратов оптимальными характеристиками обладают электролитные (кристаллоидные) растворы. В применении поливинилпирролидона (гемодеза) и растворов глюкозы (за исключением сравнительно нечастых случаев гипогликемии) обычно не возникает клинической потребности. Более того, введение глюкозы (равно как любых других углеводов) требует повышенных доз тиамина, дефицит которого у больных алкоголизмом представляет типичное явление. В тех случаях, когда инфузионная терапия с помощью препаратов глюкозы все же назначается больным алкоголизмом, данная лечебная мера должна предваряться парентеральным введением тиамина.

Эффективное лечение синдрома отмены алкоголя предполагает соблюдение трех основных принципов:

1) неотложный характер терапии;

2) патогенетическое обоснование в выборе лекарственных средств;

3) оптимальная очередность лечебных мероприятий.

Характерной врачебной ошибкой является назначение инфузионной терапии без предварительного приема бензодиазепинов или других ГАМКергических лечебных средств. В отличие от последних инфузионная терапия в чистом виде не оказывает никакого влияния на синдром отмены алкоголя, а введение растворов глюкозы без соответствующей коррекции тиамином способно прямо спровоцировать развитие энцефалопатии Вернике.

Противорецедивная терапия: в структуре противорецидивного лечения искусственно выделяют нефармакологические и фармакологические подходы. Первые включают психотерапию (индивидуальную и групповую), эмоционально-стресовые суггестивные процедуры, акупунктуру, гипноз и т. д. Вторые в большинстве развитых стран ассоциируются с применением таких основных лекарственных средств: дисульфирама, акомпросата (несмотря на доказанную эффективность и возможные перспективы клинического применения, в Российской Федерации не зарегистрирован), налтрексона и налмефена (сравнительно нового препарата, ожидается регистрация в РФ в 2015 г.).

Препарат дисульфирам и его аналоги являются классическим средством аверсивной терапии алкоголизма. В основе фармакологической активности дисульфирама лежит необратимое подавление активности ацетальдегиддегидрогеназы фермента, катализирующего превращение ацетальдегида в ацетат (уксусную кислоту). Накопление в организме ацетальдегида под влиянием дисульфирама при употреблении алкоголя приводит к развитию «ацетальдегидного синдрома», или дисульфирамалкогольной реакции (ДАР), которая включает в себя: повышение артериального давления, тахикардия, сердцебиение, пульсирующая боль в голове, нечеткость зрения, тошнота и рвота, одышка и чувство нехватки воздуха. Самым наглядным симптомом ДАР служит покраснение кожных покровов, а основным проявлением аверсивного действия дисульфирама и его наиболее полезным терапевтическим эффектом является страх смерти, который в случае успешной терапии вынуждает больного алкоголизмом прекратить употребление спиртных напитков. Список препаратов содержащих в себе дисульфирам достаточно большой. Все они на определенном этапе становления современной наркологии показывали очень хороший результат в лечении алкогольной зависимости. К сожалению, несмотря на применение любых терапевтических подходов, лечение алкоголизма характеризуется низкой эффективностью, что определяется рядом причин, в том числе слабой мотивацией пациентов к лечению и, следовательно, их недостаточным желанием, следовать врачебным рекомендациям, в связи с чем достигнуть комплаенса не удается. Так же существует препарат с аналогичным эффектом: цианамид, который выпускается в форме капель, что весьма удобно, при отсутствии риска серьезных осложнений ДАР, для применения родственниками при отказе пациента от лечения. У дисульфирама среди аналогов тоже есть препараты с удобными формами доставки в организм, например растворимые в воде. Если данные препараты относятся к группе метаботропных агентов, эти средства блокируют метаболизм этанола на стадии промежуточных продуктов, например, ацетальдегида, то налтрексон, налмефен, акампросат относятся к группе нейротропных агентов.

Акампросат как антагонист NMDA-рецепторов (и, возможно, парциальный агонист ГАМКАрецепторов) повышает вероятность воздержания от алкоголя и его продолжительность, но, в отличие от дисульфирама, не способствует увеличению числа дней без приема алкоголя. Предполагается, что смягчение алкогольной зависимости под влиянием акампросата, достигается благодаря восстановлению баланса возбуждающей и тормозной нейротрансмиссии, нарушенного систематическим употреблением алкоголя [17]. Период трезвости даже после прекращения приема акампросата может достигать одного года, но при этом эффективность лечения резко снижается, если препарат не назначается своевременно — в период алкогольной детоксикации или тотчас после его завершения.

Налтрексон, блокируя опиоидные рецепторы, препятствует выбросу эндорфинов в ответ на этаноловые стимулы и последующему высвобождению дофамина, лежащему в основе положительного подкрепления, связанного с приемом алкоголя, что позволяет уменьшить тяжесть и продолжительность алкогольного эксцесса. Налтрексон служит дополнением программ психосоциальной поддержки больных алкоголизмом. Считается, что препарат более эффективен при краткосрочной терапии алкогольной зависимости; в целом его эффективность рассматривается как сопоставимая с таковой у дисульфирама и превосходящая эффективность акампросата. [18]

Серьезные ожидания связываются с предстоящей регистрацией в Российской Федерации налмефена, с 2013 г. применяющегося в странах Европейского союза. Подобно налтрексону, налмефен является антагонистом μ-опиоидных рецепторов (со значительно более выраженным сродством к этим рецепторам) и, кроме того, проявляет свойства парциального (частичного) агониста μ-опиоидных рецепторов. Препятствуя подкрепляющему действию алкоголя, налмефен предотвращает развитие прайминг-эффекта, лежащего в основе нарушения контроля употребления алкоголя и его чрезмерного потребления зависимыми индивидами. [17,18] К особенностям лечения налмефеном относится возможность его применения при относительно благоприятном течении алкоголизма не продолжительным курсом, а в виде однократного приема в дни, характеризующиеся высоким риском употребления алкоголя после периода воздержания, в расчете на уменьшение дозы спиртных напитков под действием препарата и предотвращение массивного алкогольного эксцесса или запоя. Так как алкогольная зависимость является причиной развития депрессии, то наряду со средствами специфической противоалкогольной терапии современные подходы к лечению алкогольной зависимости включают применение антидепрессантов из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), включающей сертралин, пароксетин, флуоксетин, флувоксамин, циталопрам, эсциталопрам, агомелатин. [2,5,9]

Определенные надежды в лечении алкоголизма связываются с препаратами, обладающими различными нейротропными эффектами, не относящимися к категории средств противоалкогольной терапии, но при этом демонстрирующими в отдельных исследованиях (в том числе опытах на животных) способность облегчать отвыкание от алкоголя и уменьшать его потребление. В перечень этих препаратов входят, в числе прочих лекарственных средств, мемантин, габапентин, прегабалин и баклофен.

Мемантин является неконкурентным антагонистом NMDA-рецепторов, а также серотониновых 5HT3рецепторов и никотиновых ацетилхолиновых рецепторов и, по некоторым данным, превосходит плацебо в смягчении состояний, связанных с отменой алкоголя, подавлении влечения к алкоголю и способности вызывать уменьшение доз алкоголя при постоянных формах потребления. Антикрэйвинговые эффекты мемантина, возможно, в какой-то мере объясняются тем, что его субъективное действие сходно с таковым у этанола (что, пожалуй, в целом характерно для антагонистов глутамата, в том числе для акампросата). Мемантин препятствует алкогольному повреждению нервной ткани и предотвращает вызванное алкоголем угнетение процессов нейрогенеза.

Противоалкогольные эффекты габапентина обусловлены подавлением пресинаптических потенциал-зависимых натриевых и кальциевых каналов, что приводит к уменьшению высвобождения глутамата из связи с NMDA-рецепторами. Сходным фармакологическим действием обладает прегабалин, продемонстрировавший в отдельных исследованиях превосходство над плацебо в предупреждении рецидивов алкогольной зависимости. Баклофен, являющийся агонистом ГАМКв-рецепторов, облегчает отвыкание от алкоголя и уменьшает вероятность возобновления его употребления в период ремиссии. Необходимо подчеркнуть, что использование перечисленных лекарственных средств в лечении алкогольной зависимости выходит за пределы утвержденных клинических показаний и, следовательно, не имеет достаточного нормативного обоснования.

Следует отметить такой феномен, как «эффект синусоиды» и который отражает колебания результативности лечения алкоголизма (и, наверное, некоторых других болезней) с помощью разных лекарственных средств. Появление нового препарата обычно сопровождается повышением эффективности лечения, в том числе благодаря своеобразному плацебокомпоненту его действия. Затем, после неизбежного накопления случаев неудачной терапии и формирования более негативного представления о препарате или методе лечения среди пациентов и их родственников эффективность лечения снижается, с тем чтобы вновь повыситься через несколько лет при возрастающем интересе к реже назначавшемуся и поэтому «подзабытому» лекарству.

Немалое значение в лечении алкогольной зависимости придается психотерапии (методом выбора которой в лечении алкогольной зависимости является, в соответствии с клиническими рекомендациями ВОЗ, когнитивно-поведенческая терапия) [3,12,14] и психосоциальной поддержке, причем оптимальной стратегией помощи пациентам считается сочетание фармакотерапии и нелекарственных лечебных подходов.

1. Блейхер В. М., Крук И. В., Боков С. Н. Клиническая патопсихология: Руководство для врачей и клинических психологов. — М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2002. — 512 с.

2. Заложных П. Б., Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Будневский А. В. Безопасность новых антидепрессантов (на примере агомелатина) при терапии хронических соматических заболеваний//Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2013.-Т12.№ 4.-С.1064–1068.

3. Куташов В. А., Коротких Д. В. Психотерапия. Руководство. Том 1. Монография / Воронеж: ВГМА, 2014.-729 с.

4. Куташов В. А. Влияние церебро-органических факторов на аффективные расстройства при некоторых психосоматических болезнях //Системный анализ и управление в биомедицинских системах.-2005.-Т4. № 4.-С.461–463

5. Куташов В. А., Семенова Е. А., Теницкая С. И., Карпов А. Э., Ступченко П. М. Организация медицинской помощи по определению и профилактике алкогольной зависимости при сравнительном анализе среды студентов-медиков и учащихся ведущих вузов//Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии.-2014.№ 1.С.40.

6. Куташов В. А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапия аффективных расстройств при хронических заболеваниях: монография. Воронеж,2009. -200 с.

7. Куташов В. А. Анализ клинической картины и оптимизация терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук // Воронежский государственный технический университет. Воронеж, 2009.-30 с.

8. Куташов В. А. Клинико-эпидемиологическая распространенность аффективных расстройств при хронических заболеваниях на уровне ЦЧР// Системный анализ и управление в биомедицинских системах.2006.Т.5.№ 2.С.262–264

9. Куташов В. А., Самсонов А. С., Будневский А. В., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А.. Интеллектуализация анализа распространенности депрессивно-тревожных расстройств в клинике внутренних болезней// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2014.-Т134.№ 4.-С.993–996

10. Куташов В. А., Куташова Л. А. Системный анализ эпидемиологического и экономического применения некоторых психотропных средств // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологи и медицины-2013.-Т.12.№ 2.С.503–509.

11. Куташов В. А., Черных О. Н., Чупеев А. Н. Разработка инструментальной системы классификационно-прогностического моделирования и интегральных оценок эффективности / Вестник ВГТУ, 2007. Т. 3, № 1. С. 149–151.

12. Куташов В. А., Барабанова Л. В., Куташова Л. А. Современная медицинская психология. Воронеж, 2013.-170 с.

13. 5. Ballinger A, Patchett S. Saunders’ Pocket Essentials of Clinical Medicine. 3rd ed. Edinburgh, Elsevier, 2005.

14. Semple D, Smyth R, Burns J et al. Oxford Handbook of Psychiatry. New York: Oxford University Press, 2006.

15. Крупицкий Е. М., Руденко АА, БураковАМ. и др. Сравнительная эффективность применения препаратов, влияющих на глутаматергическую нейротрансмиссию, для купирования алкогольного абстинентного синдрома. Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.Бехтерева, 2009.

16. Сиволап Ю. П., Савченков В. А. Фармакотерапия острых состояний и неврологических осложнений в клинике алкоголизма.

17. Latt N., Conigrave K., Saunders J. B. et al. Addiction Medicine. New York: Oxford University Press 2009; 459.

18. Tyrer P., Silk K. R. Effective Treatment in Psychiatry. New York: Cambridge University Press 2011; 563.

источник

Опубликовано в журнале:
Психиатрия и психофармакотерапия Том 11 №4

Ю.П.Сиволап
Кафедра психиатрии и медицинской психологии МАЛА им. И.М.Сеченова

Неблагоприятные медицинские и социальные последствия злоупотребления алкоголем составляют серьезную проблему современного общества. Злоупотребление алкоголем является одной из наиболее значимых причин повышения смертности населения, а также заболеваемости и снижения трудоспособности.

Результаты более чем 80 исследований доказывают связь между средними показателями употребления алкоголя на душу населения и смертностью в популяции [10].

В США алкогольассоциированные смерти составляют приблизительно 5% общей летальности [8]. В Российской Федерации этот показатель существенно выше: по данным А.В.Немцова (2007 г.), до 29% мужской и до 17% женской смертности так или иначе связано с употреблением алкоголя [3].

Перечень основных алкогольассоциированных висцеральных поражений включает следующие болезни:

• алкогольный цирроз печени
• алкогольный панкреатит
• поражение сердца и сосудов (в том числе нарушения сердечного ритма, ишемическая болезнь сердца, алкогольная кардиомиопатия)
• желудочно-кишечные кровотечения

Помимо перечисленных внутренних болезней, злоупотребление алкоголем приводит к поражению нервной системы, проявляющемуся многочисленными неврологическими и психическими нарушениями (см. ниже).

Повышение смертности населения, сопутствующие злоупотреблению алкоголем висцеральные, неврологические и психические расстройства и развивающееся вследствие пьянства уменьшение трудовых ресурсов превращают алкоголизм в одну из самых дорогих болезней для современного общества. В США ежегодные экономические потери, обусловленные злоупотреблением алкоголем и алкоголизмом, достигают 185 млрд дол. [6].

Эпидемиологические данные

Алкоголь наряду с кофеином и никотином относится к «легальной триаде» психоактивных веществ (ПАВ), употребление которых (при определенных возрастных ограничениях на приобретение спиртных напитков и табачных изделий) не преследуется законом в странах европейской культуры.

В отличие от запрещенных ПАВ алкоголь у многих потребителей не ассоциируется с опасностью для здоровья. Не менее 95% жителей России, Европы и США хотя бы иногда в тех или иных количествах употребляют спиртные напитки [3, 9].

Алкоголизм является наиболее частой формой зависимости от ПАВ, требующей медицинской помощи и служащей причиной обращения к врачу [11].

Получение точных данных о распространенности алкоголизма в популяции невозможно в связи с отсутствием методов ее достоверной оценки. По мнению ряда экспертов, доля больных алкоголизмом в развитых странах колеблется в пределах 5-12% и в среднем оценивается в 10%. В странах Азии, Африки этот показатель существенно ниже [5, 12].

Критерии диагностики

Злоупотребление алкоголем, даже при наличии опасных медицинских и социальных последствий, не может считаться алкоголизмом при отсутствии признаков алкогольной зависимости, включающей психический и физический компоненты.

В соответствии с принятыми мировыми стандартами диагностика алкогольной зависимости в настоящее время производится на основе констатации совокупности формализованных критериев, предусмотренных МКБ-10 и (в североамериканских странах) DSM-IV.

В соответствии с критериями DSM-IV для квалификации пристрастия или зависимости от ПАВ, в том числе алкоголя, необходима констатация не менее трех из следующих симптомов: 1) толерантность; 2) синдром отмены; 3) постоянное желание или неудачные попытки уменьшить употребление веществ; 4) употребление веществ в больших, чем поначалу предполагалось, количествах; 5) нарушения социальной и профессиональной деятельности, а также деятельности, направленной на отдых и развлечения; 6) затрата большого количества времени, необходимого для получения веществ; 7) продолжение употребления веществ, несмотря на возникающие в результате этого употребления проблемы [7].

Необходимым и достаточным условием диагностики алкогольной зависимости как основы алкоголизма мы считаем констатацию следующих основных феноменов: 1) алкоголь занимает неподобающе высокое место в иерархии ценностей индивида; 2) употребляемые количества спиртных напитков всегда или в большинстве случаев превосходят предполагаемые или планируемые величины (утрата контроля дозы алкоголя); 3) употребление алкоголя продолжается вопреки возникающим препятствиям, противодействию со стороны окружения, профессиональным и социальным интересам индивида; 4) употребление алкоголя сопровождается развитием синдрома отмены.

Первые три критерия служат отражением психического компонента алкогольной зависимости, а последний отражает ее физический компонент.
Психический и физический компоненты алкогольной зависимости неравнозначны в смысле их опасности и влияния на динамику и исход болезни.
Толерантность к алкоголю, физическая зависимость от него и синдром отмены как главное отражение физической зависимости не отличаются постоянством. Их наличие и тяжесть определяются фазными состояниями болезни. В период стабильного воздержания от алкоголя физическая зависимость исчезает.

Психическая зависимость от алкоголя формируется раньше физической и в отличие от нее не исчезает даже в период ремиссии. Именно психической зависимостью от алкоголя (или любого другого ПАВ) объясняется склонность алкоголизма (или любой другой аддиктивной 1 болезни) к неблагоприятному течению.

Гендерные особенности

Алкоголизм у женщин развивается в 3-5 раз реже, чем у мужчин [6, 9]. Вместе с тем в соответствии с некоторыми данными, в последние годы отмечается тенденция к уменьшению различия в мужской и женской заболеваемости. В частности, указывается на то, что если в прежние годы в среде учащихся и студентов злоупотребление алкоголем чаще встречалось у юношей, чем у девушек, то в настоящее время эти показатели уравниваются, а в отдельных молодежных субпопуляциях пьющие девушки количественно превосходят пьющих юношей [11].

В немедицинской среде существует устойчивое представление, разделяемое некоторыми специалистами, о злокачественной природе и практической неизлечимости женского алкоголизма. Другие специалисты (в том числе А.Ю.Егоров и ЛКШайдукова, 2005) критически оценивают данное представление, относя мнение о злокачественном течении женского алкоголизма за счет стигматизации пьющих женщин [1].

По нашему мнению, представление о злокачественном характере и неизлечимости женского алкоголизма относится к разряду клинических мифов, но вместе с тем нельзя не признать, что у женщин это заболевание во многом протекает иначе, чем у мужчин.

Алкогольная зависимость развивается у женщин позже, чем у мужчин, но характеризуется более быстрым прогрессированием [6]. Женщины раньше обращаются за врачебной помощью и демонстрируют более высокую приверженность лечению при несколько худших его результатах.

В соответствии с нашими собственными наблюдениями в основе злоупотребления алкоголем и алкогольной зависимости у женщин значительно чаще лежат очевидные психологические проблемы, чем у мужчин. Наконец, преморбидные пограничные психические расстройства у пьющих женщин выявляются вдвое чаще (60-70%), чем у пьющих мужчин (30%) [11].

Алкоголь и нервная система

Систематическое или редкое, но массивное злоупотребление алкоголем во всех без исключения случаях приводит к поражению центральной нервной системы (ЦНС). Наряду с поражением ЦНС развивается повреждение периферических нервов (алкогольная полиневропатия).

Алкогольное поражение ЦНС характеризуется выраженным клиническим многообразием, что, по-видимому, отражает сложность патогенетических механизмов, лежащих в основе вызванных действием алкоголя патологических церебральных процессов, а также значительную вариабельность индивидуальных типов реакций на алкогольную интоксикацию и связанные с ней метаболические нарушения.

Современные исследования показывают, что в основе алкогольного поражения ЦНС лежат три основных патогенетических фактора [6, 11]:

• алиментарный (обусловленный нарушениями питания) дефицит тиамина (витамина В1)
• снижение содержания гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в ткани мозга
• эксайтотоксические 2 эффекты глутамата

Последний механизм играет ключевую роль в развитии острых алкогольных расстройств и алкогольной церебральной атрофии.

Злоупотребление алкоголем приводит к повышенному синтезу NMDA-рецепторов, природным лигандом которых служит глутамат. Синдром отмены алкоголя сопровождается массивным высвобождением глутамата из связи с рецепторами и повреждающим действием на мозговые структуры. При относительно благоприятном течении этого процесса действие глутамата на нервную ткань носит характер «биохимического повреждения», а в более тяжелых случаях глутамат вызывает нейродегенеративные изменения.

Глутаматергические механизмы играют универсальную роль не только в формировании алкогольной энцефалопатии, но и в развитии других видов церебральной атрофии, в том числе болезни Альцгеймера. Антагонистическим воздействием на NMDA-рецепторы и обусловленными им антиглу-таматергическими свойствами объясняется эффективность мемантина в лечении как деменции, так и — как показывают некоторые исследования и наш собственный опыт — в лечении острой алкогольной энцефалопатии [4, 11].

Алкогольное поражение ЦНС включает многочисленные психопатологические и неврологические симптомы.

По нашему мнению, с точки зрения патогенеза алкогольные церебральные расстройства могут быть разделены на типичные формы, в развитии которых основную роль играют охарактеризованные выше патогенетические факторы (и вызванные ими нейрометаболические сдвиги), и атипичные

формы, генез которых во многом определяется наследственным предрасположением (что проявляется наличием психических расстройств шизофренического и параноидного спектров у родственников больных алкоголизмом) и особенностями преморбидной конституции.

Типичные формы алкогольного поражения ЦНС включают следующие состояния:

• синдром отмены алкоголя
• похмельные судорожные припадки (алкогольная эпилепсия)
• типичные варианты белой горячки
• энцефалопатия Вернике
• корсаковский психоз
• алкогольная деменция
• умеренные и стертые (субклинические) проявления когнитивной дисфункции

Атипичные формы алкогольного поражения ЦНС

представлены следующим перечнем:

• атипичные (эндоформные) варианты белой горячки (в том числе описанные рядом авторов онейроидный и параноидный делирии)
• алкогольный параноид
• острые и хронические алкогольные галлюцинозы
• алкогольный бред ревности

Разделение алкогольного поражения ЦНС на типичные и атипичные формы представляет отнюдь не только академический интерес. Типичные варианты алкогольных церебральных расстройств имеют следующие принципиальные отличия от атипичных форм:

• более высокая доля неврологических симптомов в общей структуре болезненных проявлений (например, неврологические нарушения в структуре энцефалопатии Вернике имеют значительный перевес над психопатологическими симптомами, а алкогольная эпилепсия в принципе представляет собой сугубо неврологический феномен)
• более высокие частота развития и тяжесть когнитивной дисфункции
• выраженное соматическое отягощение острых психопатологических синдромов
• высокая летальность (способная достигать 8% при алкогольном делирии и 40% — при энцефалопатии Вернике) Отмеченные различия в течении и прогнозе предполагают принципиальные отличия лечебной тактики.

Типичные формы зачастую требуют интенсивной терапии, а в ряде случаев реанимационных подходов, и целями лечебных мероприятий являются коррекция нейрометаболических сдвигов и поддержка витальных функций.

Лечение атипичных расстройств, главным выражением которых служат эндоформные психопатологические симптомы, может не иметь принципиальных отличий от лечения шизофрении или паранойяльных синдромов, и основным средством их лечения служат нейролептики.

Лечебные подходы

Лечение алкоголизма включает два основных этапа: 1) купирование острых алкогольных расстройств; 2) противорецидивную терапию.

Купирование острых алкогольных расстройств в

первую очередь включает предупреждение или устранение синдрома отмены и его осложнений — похмельных судорожных припадков и алкогольного делирия.

Препаратами первого выбора в лечении синдрома отмены алкоголя и его осложнений служат ближайшие аналоги этанола, фармакологические эффекты которых обусловлены ГАМКергической активностью — производные бензодиазепина. Из группы бензодиазепинов в лечении острых алкогольных расстройств первую очередь используют диазепам (релиум), хлордиазепоксид (элениум) и — с несколько меньшей эффективностью — лоразепам (лорафен).

Для устранения симптомов отмены алкоголя и предупреждения его осложнений бензодиазепины назначаются в достаточно высоких начальных дозах.

Принцип высоких начальных доз не всегда соблюдается в российской наркологической практике, что, возможно, объясняется опасениями врачей из-за возможного риска развития побочных эффектов. Вместе с тем клиническая практика показывает, что высокие дозы бензодиазепинов, назначенных в период острой отмены алкоголя, обычно не создают существенного риска для здоровья пациентов, тогда как способность этих препаратов устранить острые абстинентные состояния и во многих случаях предотвратить развитие судорожных припадков и белой горячки не вызывает сомнений. В тех неблагоприятных случаях осложненного алкоголизма, когда развитие алкогольного психоза оказывается невозможным, своевременно назначенные бензодиазепины (равно как и другие, рассматриваемые ниже, средства рациональной терапии) позволяют смягчить течение психоза и улучшить его исход, в том числе, что наиболее важно, повысить выживаемость больных алкоголизмом.

Рискованным лечебным подходом следует считать внутривенное введение диазепама. Лица, злоупотребляющие алкоголем, нередко демонстрируют повышенную чувствительность дыхательных центров головного мозга к респираторно-супрессивному действию препарата, и внутривенная инъекция диазепама может привести к остановке дыхания. Важно также принимать во внимание, что биодоступность диазепама при внутримышечном введении сравнительно невелика, что объясняется особенностями всасывания вещества при физиологических значениях pH скелетной мускулатуры. Таким образом, внутривенное введение диазепама рискованно, а внутримышечное — недостаточно эффективно. Вместе с тем следует отметить, что диазепам, назначенный в достаточных дозах, в большинстве случаев быстро и эффективно устраняет острые проявления синдрома отмены алкоголя и в парентеральном введении препарата, таким образом, нет клинической потребности.

Для эффективного устранения симптомов отмены алкоголя и предупреждения развития делирия диазепам назначается в дозе 10-20 мг, хлордиазепоксид — в дозе 30-60 мг и лорафен — в дозе 2-4 мг. Через 1 ч при отсутствии должного эффекта препараты назначаются повторно [5, 12].

Дозировки, необходимые для поддерживающей терапии синдрома отмены алкоголя или алкогольного делирия, приведены в таблице.

Наряду с бензодиазепинами в клинике алкоголизма находят применение другие ГАМКергические препараты, а именно барбитураты и противосудорожные средства — карбамазепин (финлепсин) и вальпроаты (депакин).

Наряду с карбамазепином и вальпроатами в последние годы все более широкое применение в клинической практике находят новые противосудорожные средства — ламотриджин (конвульсан) и топирамат (макситопир). Исследование результатов терапии 125 больных алкоголизмом, проведенное Е.М.Крупицким и соавт. (2009 г.), показало, что ламотриджин и в несколько меньшей степени топирамат сопоставимы с диазепамом и превосходят мемантин в способности устранять острые проявления отмены алкоголя [2].

К приведенным данным следует добавить, что в отличие от диазепама и других бензодиазепинов ламотриджин и топирамат не вызывают избыточной седации и не снижают когнитивные функции. Более того, наличие у ламотриджина и топирамата антиглутаматергических свойств позволяет предполагать улучшение когнитивного функционирования подобно тому, как это (но, видимо, в гораздо большей степени) происходит при лечении когнитивных расстройств с помощью мемантина.

Обнаруженные Е.М.Крупицким и соавт. (2009 г.) свойства ламотриджина и топирамата относятся к категории off label effects и пока не позволяют рассматривать эти препараты в качестве безусловной альтернативы бензодиазепинам в лечении острых алкогольных расстройств, однако дальнейшие исследования, подтверждающие их безопасность и эффективность, весьма вероятно, могут послужить основанием для пересмотра существующих лечебных стандартов.

Необходимо подчеркнуть, что ГАМКергические препараты (и, с некоторыми оговорками, антагонисты глутамата) характеризуются патогенетически направленным действием и поэтому рассматриваются в качестве предпочтительных средств терапии острых алкогольных расстройств. Применение с этой же целью нейролептиков как альтернативных лекарственных средств недопустимо по трем основным причинам: 1) нейролептики лишены способности воздействовать на патогенетические механизмы, лежащие в основе синдрома отмены алкоголя и его осложнений, и поэтому оказывают лишь опосредованное и слабое воздействие на указанные состояния; 2) нейролептики повышают судорожную готовность, ухудшают неврологические функции и проявляют многие другие побочные эффекты, ухудшающие состояние больных алкоголизмом.

Необходимым компонентом терапии острых алкогольных расстройств и предупреждения (или лечения) острых форм алкогольной энцефалопатии является нормализация биохимических процессов в головном мозге с помощью витаминов. Больным назначают тиамин (витамин В1) и во вторую очередь другие витамины, в том числе пиридоксин (витамин В6), цианокобаламин (витамин В12) и никотиновую кислоту (витамин PP).

Лечебная суточная доза тиамина составляет 100 мг. В неврологически отягощенных случаях, а также при энцефалопатии Вернике (или при угрозе ее развития) необходимая суточная доза тиамина увеличивается до 300500 мг.

Помимо перечисленных лечебных мер, терапия острых алкогольных расстройств включает внутривенную капельную инфузию, целями которой служат регидратация и восстановление электролитного баланса (восполнение дефицита ионов калия и магния).

В числе различных типов инфузионных препаратов оптимальными характеристиками обладают электролитные (кристаллоидные) растворы. В применении поливинилпирролидона (гемодеза) и растворов глюкозы (за исключением сравнительно нечастых случаев гипогликемии) обычно не возникает клинической потребности. Более того, введение глюкозы (равно как любых других углеводов) требует повышенных доз тиамина, дефицит которого у больных алкоголизмом представляет, как уже говорилось выше, типичное явление. В тех случаях, когда инфузионная терапия с помощью препаратов глюкозы все же назначается больным алкоголизмом, данная лечебная мера должна предваряться парентеральным введением тиамина.

Эффективное лечение синдрома отмены алкоголя предполагает соблюдение трех основных принципов: 1) неотложный характер терапии; 2) патогенетическое обоснование в выборе лекарственных средств; 3) оптимальная очередность лечебных мероприятий.

Если первые два принципа обычно не вызывают вопросов, то последний, по нашему мнению, требует специального комментария.

Характерной врачебной ошибкой является назначение инфузионной терапии без предварительного приема бензодиазепинов или других ГАМКергических лечебных средств. В отличие от последних инфузионная терапия per se не оказывает никакого влияния на синдром отмены алкоголя, а введение растворов глюкозы без соответствующей коррекции тиамином способно при наличии предрасположения прямо спровоцировать развитие энцефалопатии Вернике.

источник