Здоровый портал: борьба с вредными привычками. Алкоголизм лечение принудительное в белоруссии

Алкоголизм лечение принудительное в белоруссии

В случае с принудительным амбулаторным лечением или лечением в ЛТП «речь может вестись только об изоляции, временной передышке для родных, но не о лечении».

Минздрав и МВД договорились о новом порядке взаимодействия в части принудительного амбулаторного наблюдения и лечения осужденных граждан от алкоголизма, наркомании и токсикомании. Минздрав надеется, что лечение будет более продуктивным. Но может ли принудительное лечение быть эффективным по определению?

По информации Генеральной прокуратур, в 2015 году принудительные меры лечения были применены судами в отношении 12 687 страдающих алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией.

«Однако, как свидетельствуют результаты надзорной деятельности, большинство указанных приговоров судов исполняется ненадлежащим образом либо вообще не исполняются из-за отсутствия взаимодействия при применении принудительных мер лечения, а также контроля за лицами, нуждающимися в медицинской помощи», — отмечается в сообщении Генпрокуратуры.

По мнению главного нарколога Минздрава Ивана Коноразова, с введением нового порядка взаимодействия в части принудительного амбулаторного наблюдения и лечения от зависимостей осужденных граждан «система оказания помощи станет более упорядоченной».

«Главное, чтобы больные обращались за медицинской помощью, чего в большинстве случаев не происходит, так как они уклоняются», — отметил специалист в комментарии для Naviny.by.

Иван Коноразов подчеркнул, что «эффективность лечения зависит от реабилитационного потенциала человека». Но может ли в таком случае принудительное лечение алкоголизма быть эффективным?

«Если человек имеет резервы для ремиссии (трезвой жизни. — Naviny.by), значит это эффективно, — считает главный нарколог Минздрава. — Если же он достиг стадии органического поражения головного мозга, неэффективно. В таком случае необходимы условия, исключающие употребление алкоголя. На сегодняшний день такие условия есть в ЛТП».

По словам Коноразова, между Минздравом и МВД «достигнуто понимание о совершенствовании работы ЛТП».

«Это одна из форм реабилитационных центров. Мы проводим усовершенствование реабилитационных программ, которые используются в ЛТП. Инициировали увеличение количества там психологов, вышли с предложением об организации там работы групп взаимопомощи. И они уже работают в ЛТП, цель — поставить это на поток», — сказал специалиста.

Однако с такой точкой зрения не согласен нарколог, психотерапевт Алексей Хадоркин. По его мнению, принудительно лечение от алкоголизма и наркомании — сомнительный метод.

«В моем понимании, принудительное лечение алкоголизма — это издевательство над личностью, над законом, — отметил Хадоркин в комментарии для Naviny.by.С точки зрения медицины перспективы принудительного лечения нулевые. Если рассказывают о каких-то успешных случаях, это исключение из правила, потому что для лечения патологической тяги к спиртному надо искреннее желание, значительные физические и психологические усилия — со стороны пациента и его окружения».

Кроме того, после качественного лечения нужна реабилитационная индивидуальная программа, включающая психологическую и социальную помощь, говорит нарколог.

Алкоголизм — хроническая болезнь, бывших алкоголиков не бывает, подчеркивает Алексей Хадоркин. И для многих людей, которые прошли через зависимость, отказ от спиртного требует постоянных усилий на протяжении всей оставшейся жизни.

«Чтобы не пить, необходимо формирование осознания болезни, создание настроя на полный отказ от алкоголя», — отметил врач.

В случае с принудительным амбулаторным лечением или лечением в ЛТП «речь может вестись только об изоляции, временной передышке для родных, но не о лечении».

Кроме того, ЛТП — это способ лечения, от которого уже отказались практически все страны, за исключением Беларуси, Туркменистана и непризнанной Приднестровской республики.

На принудительное лечение чаще всего отправляют тех, кто находится на грани деградации, подчеркнул Хадоркин: «До них невозможно достучаться во время психотерапии, у большинства из таких людей нравственные и моральные пробелы невосполнимы».

«Я понимаю желание близких таких людей как-то оградить свою жизнь от них. Однако изоляция в ЛТП — это не действенный способ. На мой взгляд, необходимо создавать центры, где они могли бы жить с минимальными удобствами, но в человеческих условиях. Можете назвать это домами дневного, ночного пребывания, ночлежками», — отметил психотерапевт.

Для создания таких центров не нужны дополнительные государственные деньги, подчеркнул Хадоркин: «Пусть власти посчитают, сколько государство заработало на каждом опустившемся человеке, на каждой бутылке, которую он выпил. И деньги, которые он уже заплатил, направят на то, чтобы он мог дожить свою жизнь как человек, а не скитаться по помойкам. Именно государство довело людей до алкоголизма. Люди начинают пить, чтобы решить проблемы с трудоустройством, социальным самоопределением. Они снимают психологическое напряжение. А государство их стимулирует, предлагая алкоголь повсеместно по дешевым ценам».

источник

Самое крупное учреждение, где в Беларуси лечат от алкоголизма и наркомании, — РНПЦ психического здоровья. Сегодня 80% среди их пациентов с зависимостью — алкоголики. Если половина из них после лечения не пьет год, это успех. Ведь через год трезвой жизни, как правило, уже мало кто возвращается к прошлому опыту.

Владимир Иванов, заведующий 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья, встречает нас в холле. На диване сидят и разговаривают двое мужчин, у одного из них длинные темные волосы, он одет в косуху. В палату напротив медсестра привезла на специальной тележке лекарства, на стенах отделения — рисунки пациентов.

Сейчас здесь — 48 больных. Отделение заполнено практически полностью, коек здесь 50. Большинство пациентов — мужчины, женщин 11. Здесь преимущественно лечатся люди, страдающие алкогольной зависимостью. Часть из них также употребляют наркотики, например, спайсы, соли, часто курят гашиш. Примерно 40% больных приехали сюда на анонимных условиях, а это значит платно. Остальных сюда направили наркологи, психотерапевты, такие пациенты получают помощь бесплатно.

РНПЦ психического здоровья. Здесь 1562 койко-места. Помимо людей с зависимостями, здесь лечат женщин с послеродовой депрессией, пациентов с психическими расстройствами и девиантным поведением, старческой деменцией.

Сутки платного лечения в отделении стоят 30−35 рублей. А в среднем койко-место в наркологическом отделении по стране обходится государству в районе 200 рублей в сутки. Курс лечения от алкоголизма 21−28 дней, однако «платники» порой заканчивают его раньше, чтобы сэкономить деньги. При этом если пациент считает, что он уже здоров, и врачи с этим согласны, его могут выписать и раньше.

Анонимное лечение чаще всего предпочитают жители Минска. Обратиться к врачам такой человек может даже без паспорта.

Средний возраст больных алкоголизмом в отделении — 25−45 лет.

— Часть страдающих алкоголизмом умирает, не доживают до пенсионного возраста. Мы с подростками практически не работаем, хотя среди них больные алкоголизмом тоже есть, — говорит Владимир Иванов.

Он замечает, что со временем в Беларуси стало много пивных алкоголиков, особенно среди женщин. При этом пивной алкоголизм развивается, если выпивать больше литра пива в день. По мнению завотделением, развитие чуждого для белорусов пивного алкоголизма произошло из-за «лоббирования пивного производства и того, что пиво долгое время в обществе не считали алкогольным напитком».

Владимир Иванов, заведующий 21-м наркологическим реабилитационным отделением РНПЦ психического здоровья.

Специалист уверен, что любой зависимый человек на самом деле стремится не к алкоголю или наркотикам. Он хочет изменить свое эмоциональное состояние.

— Человека можно научить бороться с этим и испытывать достаточно сильные эмоции, не употребляя алкоголь и наркотики, — уверен он.

Лечат от алкоголизма и наркомании в РНПЦ не только с помощью лекарств, но и физиотерапии, и психотерапии. После реабилитации люди ходят в группы поддержки и продолжают психотерапию.

Если человек был в запое два-три дня, перестал пить и ему плохо, очищают организм от шлаков в том числе в барокамере. В специальной закрытой колбе пациент лежит в течение 40 минут и вдыхает кислород под повышенным давлением. Давление там такое, как при погружении под воду на глубину три-пять метров. Из барокамеры пациент общается с медсестрой по специальному телефону. Для пациентов РНПЦ по показаниям такое лечение кислородом бесплатное.

Барокамеры для лечения кислородом.

После процедуры клетки организма насыщаются кислородом намного лучше, чем без нее, уменьшается желание употреблять алкоголь, улучшается сон.

— Одна женщина говорила, что даже кожа на лице подтянулась, — рассказывает Инна Якубович, заведующая отделением гипербарической оксигенации (лечение кислородом под повышенным давлением. — Прим. TUT.BY) РНПЦ психического здоровья.

Больным показано до десяти процедур в барокамере. Но воспользоваться ими могут не только люди с зависимостями и психическими расстройствами, а даже те, кто чувствует обычную усталость, перестал спать по ночам, у кого нарушился аппетит и ухудшилось настроение. Противопоказания — эпилепсия, судорожный синдром и боязнь закрытого пространства.

Аппарат МРТ, на котором исследуют пациентов РНПЦ психического здоровья.

Помимо барокамеры пациенты РНПЦ ходят на иглорефлексотерапию и в спортзал.

На диспансерном учете в стране на 1 августа 2017 года состоят около 164 500 больных алкоголизмом. При этом в Минске — около 35 тысяч человек, среди них около 5 тысяч — несовершеннолетние. Но они состоят на профилактическом учете, и речь идет о подростках которые попробовали алкоголь один-два раза. Среди этих пяти тысяч, по словам заведующего сектором наркологии организационно-методического отдела РНПЦ психического здоровья Владимира Максимчука, 25−30 человек, у которых болезнь четко выражена.

Владимир Иванов уверен, что белорусы — не самая пьющая нация, и по его наблюдениям, в стране стали пить меньше. Почему? Ответа на этот вопрос он не знает и говорит, что найти какое-то объяснение могли бы ученые, которые провели бы исследование.

— У нас пьют примерно так же, как во всем мире. Сказать, что у нас злоупотребляют алкоголем больше, чем в Литве или Германии, не могу. А пьют у нас, потому что алкоголь необычайно доступен. Он дешевый в продовольственной корзинке. При этом магазины на каждом углу. Отчего ж не пить в таком случае? — говорит он.

По данным ВОЗ, в 2016-м белорусы выпили 16,4 литра алкоголя на человека, и это второе место в мире после Литвы. По информации Белстата, в прошлом году у нас приходилось 8,8 литра на душу населения.

Как в целом побороть алкоголизм в стране, Владимир Иванов знает уже давно. Правда, многолетнее обсуждение одних и тех же вещей стало для него скучным.

— Я даже перестал куда-либо ходить, потому что говорить одно и то же, честно говоря, надоело. В наркологии известно уже все. Ничего нового вы не откроете. Что нужно сделать? Должна быть сбалансирована цена на алкоголь. В годы моей молодости, а это 40−45 лет назад, бутылка водки стоила 2 рубля 87 копеек, на 13 копеек покупался плавленный сырок. При этом буханка хорошего хлеба стоила 20 копеек, килограмм мяса цыпленка-бройлера — 70 копеек. Посмотрите, какой разрыв цен (сейчас пол-литровая бутылка водки в магазине стоит 7−8 рублей, килограмм куриного мяса дешевле. — Прим. TUT.BY)? Цена была сбалансирована. Также нужно сократить количество мест торговли алкоголем и проводить грамотное санитарное просвещение с детсадовского возраста. Людям надо объяснять, что такое алкоголь, как его можно и нельзя использовать. При этом возрастной ценз на продажу алкоголя надо повысить до 21 года. Все это известно, написано и переписано. Это вопрос только политической воли. Если принимается решение, то за 20−25 лет можно выйти на оптимальный уровень потребления алкоголя, на 6−7 литров. Ниже он все равно не опустится в нашей алкогольной культуре.

Главный нарколог Минздрава Иван Коноразов.

Минздрав, со своей стороны, предлагает ограничить время продажи алкоголя, в том числе и пива, по всей стране и реализовывать его только с 9 утра до 23 часов вечера. После этого времени его могут продавать только в кафе и ресторанах.

— Мы вместе с МВД отслеживали статистическую информацию. Есть четкая доказательная база, что в большей степени преступления ночью и поздним вечером связаны с употреблением алкоголя. Их совершают уже подвыпившие люди, — объясняет главный нарколог Минздрава Иван Коноразов.

При этом ведомство предлагало продавать на АЗС только сувенирную алкогольную продукцию.

По мнению Ивана Коноразова, акцизы на крепкий алкоголь также должны быть повышены.

— Когда крепкий алкоголь стоит дорого за счет акцизов, происходит снижение общего объема потребления алкоголя, а отчисления в бюджет за счет стоимости акцизов возрастает.

источник